ВХОД

Забыли пароль?
 

Либералы негодуют. О «пропаганде девственности в школе»

В России Tugar 7.06.2015 0 893
Либералы негодуют. О «пропаганде девственности в школе»

Круглый стол в Общественной палате России 26 мая 2015 года вызвал столь истеричную реакцию либеральной общественности, что о нем грех не сказать пару слов. А заодно — о проблеме нравственности подрастающего поколения, которую в тот день в палате активно обсуждали…

Нервный срыв у «совести нации» изначально спровоцировал «Коммерсантъ». Если Lenta.ru дипломатично ограничилась цитированием выступавших на круглом столе, то в «Коммерсанте» вышла подчеркнуто ехидная статья «Учебник девственности и многодетности» со вполне четко расставленными акцентами и «комментарием эксперта». С подачи же «Коммерсанта» тему сразу подхватили либерально настроенные блогеры, среди которых были и топовые…

Для начала давайте воспользуемся возможностью, которую предоставила «Лента» и, в свою очередь, процитируем высказывания, вызвавшие столько споров в несколько сокращенном виде — для ясности.

Руководитель некоммерческого партнерства «Родительский комитет» Лариса Павлова:

«Необходимо включать в базовые школьные программы и учебники понимание важности целомудрия. Обязательно надо говорить о ценности целомудрия в широком понимании этого слова. Если мы пойдем маленькими шажочками, будем пахать поле, и только потом скажем «Аааа», то поле будет пустое, и никто нас не услышит. Поле давно вспахано. Мы имеем ту молодежь, которую мы сегодня имеем. Обязательное сексуальное просвещение в школе — это та вещь, которую не приемлет основная масса российского народа»

Надежда Храмова, член Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном по правам ребенка Павле Астахове:

«В Чечне методики по традиционному воспитанию не обсуждают, а просто вводят. Нам надо брать пример. Сейчас надо так же смело говорить о своих ценностях. Надо прямо называть вещи своими именами. Мы должны требовать от государства соблюдения традиционных семейных ценностей. Ведь разврат в нашу систему ценностей внедрялся по принципу окон Овертона. Это был шоковый поток грязи и антиценностей».

Павел Парфентьев, фонд поддержки семьи и демографии имени Петра и Февронии:

«Силы, которые работают на разрушение семьи (а мы знаем, что такие силы действуют и на международном, и на национальном уровне) используют технологию, называемую у политологов «тактика салями». Когда невозможно получить сразу то, что они хотят, они как по ломтикам отрезают, и каждый ломтик используют, чтобы отрезать следующий… Если в школе нет отдельного предмета, посвященного семье и семейным ценностям, какая-то программа может быть реализована в виде системы классных часов или системы внеурочных мероприятий. Здесь могут быть экскурсии, кружки, секции, которые включают в себя определенные элементы этой направленности, конференции, диспуты. Очевидные возможности для интеграции в образовательную программу элементов и модулей, посвященных традиционным ценностям, возникают при изучении мировой и российской истории, литературы»

Представитель Молодежного интеллектуального центра «Лаборатория мысли» Максим Злобин:

«Нам нужно понять, что государство не способно в полной мере взять на себя функцию массового духовно-нравственного воспитания. Нужно создать трехзвенную систему церковного воспитания — детский сад, школа, вуз. Нам, православным, нужно обучать журналистов, юристов и педагогов. Если мы их подготовим, то будущее будет очень даже хорошим. Задача системы образования в сохранении целомудрия. Сейчас кстати целомудрие — очень важная тема. И она востребована молодежью. Надо нам сохранить девство, но оно бывает не только физическое — еще интеллектуальное и духовное. Давайте начнем пропагандировать ранний брак. Все знают, что самая крепкая семья — та, которая зарождается в школе. 18 лет — начало семейной жизни. Предлагаю решить проблему с педагогами периодическим тестированием по нравственным вопросам. Ни одного такого тестирования, я думаю, нет. Может, он педофил скрытый? Может, сектант? Может, занимается магией? Давайте зададим эти вопросы с помощью полиграфа. Конкретное предложение — введение официального предмета «Большая семья»… Я тут пытаюсь остановиться не на биологических моментах, а на духовно-нравственных»…

Корреспондент «Коммерсанта» же изгалялся, как мог, причем, нужно сказать, технично. Например, подчеркнул, что «научный руководитель Молодежного интеллектуального центра «Мыслелаб» Евгений Иванов поцеловал руки присутствовавшим священнослужителям и попросил у них благословения на выступление». К чему это было сделано в газете, ориентированной прежде всего на либеральную публику, понимаете? Кураж. Вряд ли, правда, уважаемый корреспондент сможет объяснить свой акцент не эмоционально, а логически. А ведь просто принято так.  Кстати, не только в Православной церкви, во многих католических странах тоже. И что?

Затем корреспондент «Коммерсанта» в «нужном» порядке повырывал из контекста фразы выступавших, после чего привел опять таки «нужный» комментарий эксперта:

«Все эти инициативы отвечают четкому курсу последних лет на то, чтобы поставить школу под идеологический контроль. Уже никого не удивляет, что идеи типа проверки нравственности учителей высказываются в стенах госучреждения, а их авторам государство выделяет гранты из бюджета… Самые лучшие и независимые педагоги просто уйдут из школы… Слабым учителем государству управлять легче»…

Стоп, господа! Полиграф прозвучал вроде бы у одного Максима Злобина. С акцентом на выявлении учителей-педофилов и членов деструктивных сект. Это данную публику то эксперт «Коммерсанта» считает «лучшими и независимыми педагогами»? Думаю, если спросить у большинства российских родителей, то они будут против того, чтобы их ребенка учил «независимый педагог» педофил. Но, по сути, статья в «Коммерсанте» была нужна только для затравки. Тему очень быстро подхватили блогеры. Пост Ильи Варламова «Попы придут — порядок наведут» долго провисел в ТОПе Живого Журнала и собрал более 700 комментариев, большинство из которых с учетом площадки ожидаемо были возмущенно-издевательскими. Варламову вторили коллеги. Вот пример вполне типичного поста под названием «В Общественной палате предложили пропагандировать в школах девственность и ранние браки».

Блогер Nikolaeva  попыталась указать улюлюкающей публике на то, что большинство возмутивших либералов предложений исходило от лиц вполне светских, а также, что предмет «Этика и психология семейной жизни» имеет давнюю историю.  Но некоторые, увы, склонны слышать только то, что хотят…

Давайте попытаемся взглянуть на проблемы, поднятые на круглом столе, пошире.

Сначала в 70-е — 80-е, а затем — критически — в 90-е годы мораль и нравственность в России подверглись трансформациям. И если мораль и нравственность статистически измерить сложно, то результаты этих изменений — элементарно. В России на 1 мая 2015 года было официально зарегистрировано более 933 тысяч ВИЧ-инфицированных и сообщено о смерти 192 465.  Это одна из самых высоких цифр в мире. Причем существует еще и существенный «латентный» уровень инфицированности. Инфекция косит преимущественно молодое население, сейчас наблюдается быстрый рост распространения инфекции среди женщин. Эпидемиологическая ситуация официально признана ухудшающейся.

Относительно венерических заболеваний ситуация выглядит неоднозначно. Еще в 2013 году СМИ растиражировали заявление главного венеролога России Анны Кубановой. Журналисты его интерпретировали, якобы, как информацию о снижении количества больных венерическими заболеваниями в 10 раз за 10 лет. Но на самом деле, звучало немного другое:

«В отношении инфекций, передаваемых половым путем, у нас есть очень хорошие позитивные результаты: снижаются показатели заболеваемости по сифилису и урогенитальным инфекциям… В итоге заболеваемость инфекциями, передаваемыми половым путем, снизилась в России почти в 10 раз. Сегодня средняя заболеваемость сифилисом, например, составляет 31 случай на 100 тысяч населения, а 10 лет назад этот среднероссийский показатель составлял 278 случаев на 100 тысяч населения. Мы должны и дальше добиваться снижения заболеваемости по социально-значимым инфекциям».

Акцент был сделан именно на «социально значимых» инфекциях. Поэтому в других СМИ и возникали принципиально другие данные. Допустим, в 2011 году о том, что «за последние 5 лет заболеваемость ИППП в России выросла более чем на треть». Все дело в избранных болезнях и методиках подсчета. Одни инфекции уходят, но на их место приходят другие.

Результаты анонимного исследования, проведенного среди молодых россиян в 2009 году, показали, что венерическими заболеваниями болеет около трети российской молодежи, что создает серьезные негативные отдаленные последствия.

Долгое время в России чрезвычайно высоким был уровень абортов, о чем любит трубить русофобская пропаганда. Для изменения ситуации была проведена серьезная работа. Сегодня по сравнению с началом 90-х уровень снизился почти в 6 раз. Но он все еще остается достаточно высоким.

Многое было сделано для помощи сиротам и брошенным детям. Вопреки словам русофобов, фанатично боровшихся с «законом Димы Яковлева», ситуация в России сегодня отличается от ситуации на Западе не кардинально. Либералы любят рассказывать, что в США «нет детдомов и брошенных детей». На самом деле это совсем не так. По большому счету, это не более чем подмена понятий. К примеру, в 2012 году в системе патронажного (фостерного) воспитания США находилось около 400 тысяч детей, из них примерно половина проживала с «фостерными родителями» — не родственниками. Четверть — с «фостерными родителями»-родственниками. Остальные — в «групповых домах и учреждениях». В России количество детей, оставшихся без родительской опеки принципиально не отличается от американского. Большая часть из них воспитывается, как и на Западе, в семьях. Но, в любом случае, сотни тысяч детей, оставшихся без родителей, это очень много, и такой ситуации не должно быть в принципе изначально.

В значительной степени это обусловлено состоянием морали и нравственности, низким возрастом начала сексуальной жизни, отношением части людей к своим семьям.

Мораль и нравственность являются важнейшими социальными регуляторами. Они формировались столетиями для утверждения общественно приемлемых стереотипов поведения. Способность ставить интересы коллектива, общины выше собственных эгоистических интересов позволила человеку достичь сегодняшнего уровня развития. Но теперь часть человечества, исповедующая либеральные ценности, фактически предлагает развернуть развитие вспять.

На Западе мораль и нравственность как социальные регуляторы подменены формализованными правилами, которые какое-то время способны «исполнять такие обязанности». Но это восприятие формировалось столетиями. Еще в Средние века людей вешали по совершенно формальным признакам, чтоб, так сказать, привить уважение к закону, каким бы абсурдным он ни был. В итоге для западного человека реальная свобода совести и свобода воли перестали существовать. Исполнение формальных правил стали куда важнее представления о «плохом» и «хорошем». А поиск «правовых уловок», которые позволяют избежать ответственности за некий запрещенный поступок, — одно из важнейших занятий. В Рунете часто потешаются над нелепыми американскими законами. Но они ведь тоже возникают не на пустом месте! Вот, к примеру в Род-Айленде существует запрет на ношение прозрачной одежды. На самом деле — ничего смешного тут нет. Местные педофилы в свое время, воспользовались тем, что формально прозрачная одежда все равно является одеждой, и стали так щеголять в ней в районе детских заведений. Формально с ними никто ничего не мог сделать — пришлось принимать отдельный закон!

Некоторые нравственные понятия совершенно чужды нашим либералам. Так, практически все прозападные журналисты и блогеры, комментируя круглый стол в Общественной палате 26 мая, написали, что там предлагали «пропагандировать девственность». Но ведь это, мягко говоря, не совсем так. Речь шла о «целомудрии». Может, в специфическом сознании российских либералов это и тождественные понятия, но на самом деле, это совсем не так! Целомудрие — категория нравственная, моральная. Девственность — по сути дела, биологическая. Чувствуете разницу?

Среди наших борцов за западные ценности не принято говорить о том, что «пропагандой девственности» активно занимаются и власти США. Достоверно известно, что администрации Клинтона и Буша выделяли на эти цели баснословные суммы, создавали целые общества и движения, ведь проблемы детских беременностей, СПИДа и всех остальных результатов «сексуальной революции» у них стоят очень остро. Только вот их подход и восприятие тех, на кого эта пропаганда была направлена, оказались типично западными, «механистическими». Молодежь вступала во всевозможные общества, раскупала за бешеные деньги «колечки девственности», слушала психологов, которые рассказывали, как «себя контролировать». Но вся эта компания была направлена на сохранение не целомудрия, а именно девственности — в биологическом понимании! Как через некоторое время с грустью констатировали американские медики, для многих подростков факт «девственность — это хорошо» свелся к наличию, простите, плевы в известном месте… А также — к творческим поискам в плане… альтернативных видов секса. И в итоге — к новому витку распространения СПИДа и инфекций, передающихся половым путем. Как говорится, было бы смешно, если бы не было так грустно…

На круглом столе 26 мая речь шла не о формальной статистике в духе — кому, что и со скольких лет можно. Речь шла о нравственном воспитании и нравственной зрелости. Не о том, чтоб ставить очередной формальный запрет и заставлять детей его выполнять, а о том, чтоб у них формировалось нормальное представление о добре и о зле.

В западной системе воспитания подход к этому вопросу кардинально другой. Ведь если там учат, как вести себя, «чтоб не наказали» и «наградили», то у нас столетиями учили, что делать «хорошо», а что «плохо».

Возвращаясь к сказанному выше, отмечу: русский человек в своих действиях и мыслях руководствуется не формальными правилами, а представлениями о том, что «справедливо» и «правильно». С одной стороны, это прекрасно, с другой — сложно и в определенном смысле создает много проблем. Но это уж, как есть. И воспринимать такой подход нужно, как данность. Если на этапе формирования личности у русского человека происходит сбой в ценностях, заставить его впоследствии выполнять социальные нормы — очень сложно (отсюда, кстати, берутся и известные «разбойничьи», «уголовные» субкультуры со своими понятиями — тоже своего рода представления о справедливом). И, напротив, воспитанный правильно человек, не будет искать лазейки и поводы, чтоб вести себя запрещенным образом. Он не будет думать над тем, что, если применить десятый параграф сотого подпункта, то можно сделать что-то не так. Если некое действие для него морально неприемлемо — то он этого делать не будет, и все.

С этим и связаны, наверное, самые тяжелые последствия 90-х. Некоторая часть людей (особенно тех, кто рос, формировался в это время), утратила нравственные ориентиры, а «писаные правила» выполнять так и не научилась, ибо это в принципе противоречило их природе. И с этим связаны большие проблемы с воспитанием детей и подростков сегодня. Мы можем сто раз сказать им, что конкретное действие — «запрещено», но если в кино, телевизоре и комиксах оно будет демонстрироваться как социально приемлемое — с воспитанием будет большая беда.

Либералы любят кричать: пусть каждая семья занимается воспитанием своего ребенка и всем будет хорошо. Увы, это утопия. «Дом-2″ и прочие подобные программы по ТВ можно отключить, но ребенок выйдет во двор или пойдет в школу, где значительная часть коллектива это смотрит. А влияние коллектива на ценности формирующегося человека недооценивать нельзя. Есть, конечно, исключения, но они, к сожалению, лишь подтверждают правила. Семейное воспитание 18 — 19 веков шло без фона в виде телевизора и Интернета. Учитывая роль последних, без деятельного участия государства в воспитании детей — сегодня, увы, никак. Многие чиновники пытаются принимать в нем участие «по-западному», с использованием формальных методов — типа маркировок с ограничением по возрасту, что не только не решает проблему, но и делает «запрещенному контенту» своего рода рекламу, оставляя его де факто доступным. Просто блестяще!

Вопрос тут, правда, еще в том, что одним уроком делу не поможешь. Нельзя привить правильные ценности за 45 минут в неделю. Восстановление нравственности в обществе — процесс сложный и трудоемкий. Он тянет, как минимум, на целую госпрограмму. И затрагивать он должен практически все сферы жизни и практически всю нормативную базу. В этом направлении синхронно со всей системой образования должны работать СМИ, культура, искусство. Некоторые из мер неминуемо будут непопулярны. А введение некоего «спецкурса» и пары новых должностей в школах ни на что, кроме перераспределения бюджетных средств, не повлияют.

Ситуация, несмотря на внешнее благополучие, у нас сегодня критическая. Если в начале 90-х альтруистично ориентированными были 58% подростков, то сегодня — только 15%! По большому счету, это катастрофа. Если бы такие же, как сегодня, результаты соцопросов были в мае 1941, то войну наши деды ни за что бы не выиграли бы, и сегодня нас с вами просто не существовало бы . Такая коммерциализация интересов грозит тем, что при первых же серьезных потрясениях общество перестанет функционировать как единый организм. А чем это чревато — думаю, объяснять не нужно…

Так что либо темы, поднятые на круглом столе 26 мая будут развиты, либо нас в любой момент могут ждать очень печальные дни.

Западное общество «покупало» и «покупает» лояльность своих членов, действуя методом кнута и пряника. Нашему же обществу жизненно необходима вера людей в справедливость и их способность морально оценивать происходящее, осознавая его как правильное и нужное.

07-06-2015, 17:06

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на на ЯндексДзен

 

Американская компания Hearst скупает интернет-порталы России. Подача материалов в них уже соответствующая

Следующая

Советская вычислительная техника. История взлета и забвения

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий