ВХОД

Забыли пароль?
 

Алексей Куртов: политические консультанты, в отличие от политологов, занимаются точными расчетами, а не пропагандой

В России Lankin 18.11.2019 0 200

Фейсбук.
Интервью в режиме арцахлайн!
Виртуальный дискуссионный Клуб «Мысль».

На вопросы участников Клуба о первом в России профессиональном объединении политических консультантов отвечал президент РАПК (Российское Объединение Политических Консультантов) Алексей Куртов.

Арам Аствацатуров: Здравствуйте Алексей, благодарю Вас за принятое приглашение и согласие ответить на вопросы участников нашего Виртуального Клуба.

Алексей, насколько в России востребована работа политического консультанта?

Алексей Куртов: Здравствуйте, спасибо. Я бы разделил полит консультантов на три страты. 

1. Политологи — это два десятка так называемых "телевизионных" политологов - загружены фулл тайм, но в очень узком сегменте пропаганды. Плюс большое количество политологов при власти, независимых и оппозиционных - работы много. Благодаря широкому спектру СМИ и интернет-площадок, их востребованность высока. Много интервью, много инициативных публикаций, высоки индексы цитируемости.

2. Политтехнологи - специалисты, занимающиеся собственно выборами - востребованы в прежних объемах, но теперь сезонно, из-за введения в России единого дня голосования. 

3. Политические консультанты, занимающиеся расчетом политических полей, траекторий, трендов и т.п. Как раз сейчас, после спада, наблюдается рост интереса к их деятельности.

Арам Аствацатуров: Алексей, члены Вашей Ассоциации готовы консультировать любого политика или есть какие то ограничения, политические, этические, религиозные?

Алексей Куртов: Члены РАПК вольны сами выбирать себе с кем работать и какие связи ограничивать. Но, у нас есть этический кодекс, который подписывают все вступающие в ассоциацию. В нем мы исключаем работу с экстремистами, с теми, кто ведет незаконную деятельность и т.п.

Алексей Куртов: политические консультанты, в отличие от политологов, занимаются точными расчетами, а не пропагандой

Назим Гасанов: Уважаемый Алексей, Вы говорите, что этический кодекс не позволяет Вам и Вашим коллегам консультировать экстремистов. Но вся наша история, начиная от Российской Империи и до новейшей истории это смена критериев экстремизма. Те, которых расстреливали при царизме, в СССР были героями, а те кого расстреливали в СССР считаются героями сейчас. 

Алексей, насколько Вы себя чувствуете безопасно в будущем? Ведь, возможно, те, кого Вы сейчас успешно консультируете и кто достигает успехов с Вашей помощью, в будущем будет причислен к клике экстремистов и вам, консультантам, придется держать ответ.

Алексей Куртов: Да, недаром мы иногда шутим, что Россия - это страна с непредсказуемым прошлым. Не могу говорить за всех коллег, но я хорошо понимаю свое место в политике. Оно никакое. То есть, наша профессия - сопровождать политические цели и интересы. Своих амбиций в политике я не имею, иначе стал бы политиком. 

Поэтому о безопасности думаю в том же ключе, что и все граждане - ее нет и вряд ли кто-то может ее гарантировать.

Кстати, не только этический кодекс ограничивает. Есть еще и личностные установки. Для кого-то неприемлемо работать с властью, а кому-то - с оппозицией. Есть коллеги, которые не работают с коммунистами по своим соображениям. Мы живые люди.

Михаил Тариэлович: Открытые границы, смешение политических систем, современные коммуникации делают универсальными методы политической борьбы. Алексей, консультировали ли Вы зарубежных политиков?

Алексей Куртов: Да, у меня есть опыт работы вне России. Грузия, Украина, Казахстан, Молдова, Беларусь, Израиль. Словом там, где активно используется русский язык. В моей работе важно владеть языком территории на уровне родного. Хотя бы в его понимании. Например, я несколько лет работал с Юлией Тимошенко и украинский пришлось освоить основательно.

Арам Аствацатуров: Алексей, кто, из тех кого Вы консультировали, впечатлил Вас больше всех и с кем бы Вы никогда не хотели иметь дело?

Алексей Куртов:  По понятным причинам я не могу говорить о тех, с кем работал в последние годы и кто продолжает активную политическую деятельность. Из прошлых лет наиболее комфортной и интеллектуальной была работа с К.Титовым. Очень многому я и сам научился, работая с Н.Аксененко - в то время - первым вице-премьером. С теплотой вспоминаю наши поездки по стране с Н.Ельциной. А самой интересной в нулевые годы была работа с Ю.Тимошенко - человеком железной воли, дисциплины и амбиций. К тому же, удивительно женственной.

Думаю, что мне было бы интересно поработать с любым разумным и целеустремленным политиком или руководителем, представленным в правовом поле. Дело в том, что это процесс взаимообогащающий.

Елена Ведута: Алексей, кого Вы считаете коммунистом, либералом, социал-демократом? Кем является, по-Вашему, Трамп?

Алексей Куртов: Елена, я совсем недавно начал широко вводить в политологическое поле понятие POP-политики. Не популистской, а именно популярной. На эту тему читаю лекции и выступаю перед коллегами. Основная мысль следующая - мы вступили в эпоху популярной политики, характеристики которой практически не пересекаются с принятым описанием политического поля. Особенно учитывая то, что у нас названия партий практически не отражают реальное политическое позиционирование. ЛДПР?? Коммунисты?? Социал-демократы?? Реальная политика живет в других параметрах.

Похожие процессы и за границей. И яркий пример - Трамп, фактически отказавшийся от поддержки своей родной партии. Он типичный POP-политик, для которого прямой контакт, поддержка избирателей, разговор вслух о насущном, интересующем и в терминах, и на языке, который понятен всем, важнее чем политическое позиционирование.

Кристина Арефьева: Алексей, будучи профессионалом в политике, Вы сами не хотите принять участие в политике?

Алексей Куртов: У меня есть депутатский опыт. И опыт работы в правительстве РФ. В итоге - мой осознанный выбор - гармонизация отношений между властью и гражданами. Мне интереснее процессы коммуникации, нежели процессы управления. 

Арам Аствацатуров: Алексей, Кремль постоянно шарахается из стороны в сторону во внешней политике. К примеру, еще недавно за один год Кремль то считал Турцию союзником, то врагом, то говорил о вероятности стратегического союзничества, то вспоминал полтора десятка войн с ним и всячески оскорблял Эрдогана. Такие шараханья закладывают основу гражданской войны в самой России. 

Вы и Ваши коллеги по Ассоциации имеют ли отношения к консультации Кремля и как Вы лично оцениваете профессионализм консультантов Кремля?

Алексей Куртов: Такие шараханья свидетельствуют скорее об отсутствии долгосрочного внешнеполитического вектора. Ситуативные решения - беда современного политикума не только в нашей стране. Технологии расчетов политических векторов и целей безнадежно отстают от новых скоростей в политических процессах. Сейчас как раз мы наблюдаем процесс трансформации и адаптации.

К внешней политике, как впрочем, и к основным решениям во внутренней, мы практически непричастны. У нас есть коллеги, которые ушли работать в госструктуры, но они уже чиновники со своим набором корпоративных ценностей.

Иногда нас приглашают на экспертные обсуждения, но особого влияния мы, увы, не оказываем.

Фейсбук, Виртуальный Дискуссионный Клуб «Мысль», сентябрь  2019 г.

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на ЯндексДзен

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
 

Александр Колесниченко: об зволюции и сложностях современной журналистики: "Высокий профессионализм - это умение работать в сложных жанрах, разных форматах и неблагоприятных условиях"

Следующая

Джеймстаунский фонд: возможности российских военных систем управления на поле боя превышают потенциал НАТО

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий