ВХОД

Забыли пароль?
 

Обыкновенный коллекторский бандитизм. Почему правительство и Госдума не реагируют?

В России Tugar 15.02.2016 1 1 012

В последние недели Рунет кипит от ненависти к коллекторам. После невероятного случая в Ульяновске, когда коллектор, бывший милиционер, поджег двухлетнего ребенка, объектом внимания журналистов стали другие случаи коллекторского беспредела. А их, как оказалось, немало: откровенного физического насилия «вышибальщики» в подавляющей массе стараются избегать, а вот психологическое используют обильно и не без удовольствия. Чаще всего жертвами их притязаний становятся немолодые люди, влезшие в долги ввиду собственной доверчивости и малограмотности.

Впрочем, дальше расписывать методы работы господ взыскателей не имеет смысла, давайте оставим правоохранительным органам «удовольствие» копаться в этой грязи. Вместо этого попытаемся понять, а как так получается, что люди, нарушающие все возможные нормы закона и морали, ухитряются существовать в современной России?

Паскудный процент

Сама по себе коллекторская деятельность (которая теоретически может быть вполне дружелюбной и интеллигентной, но почему-то не хочет) нашими законами не определяется никак, то есть существует в обширном правовом гуляй-поле под лозунгом «Что не запрещено, то разрешено». А разрешено у нас, получается, за издевательски маленькие долги издеваться над людьми по полной программе.

При этом важно помнить: коллекторы, как правило, выбивают не долги, а набежавшие проценты! Когда специалисты начинают разбираться с подобными историями, они часто обнаруживают, что основной долг давно выплачен, даже если речь идет о банке.

Что же касается микрофинансовых организаций (МФО), то в подавляющем большинстве конфликтных ситуаций занятые деньги уже были возвращены. Так произошло и в Ульяновске: мужчина занял 4 тысячи рублей, не смог вернуть вовремя, с процентами отдал уже 24 тысячи, но заимодавцы — строго по букве договора — требовали еще 40 тысяч!

Этот случай хорошо показал, насколько плотно коллекторская деятельность переплетена с микрофинансовой: большие долги вытекают из маленьких кредитов (не хватало на лекарства, на хлеб, да хоть бы и на бутылку). И, вероятно, отсюда и стоит начинать бороться с коллекторами. Прежде чем пытаться обуздать вышибал, надо перво-наперво прекратить образование долгов хотя бы в таких грабительских масштабах.

Что мы можем сделать

● Прикрыть всю эту долговую лавочку на самом деле очень просто: следует законодательно установить верхнюю эффективную ставку по кредитам и микрокредитам для физических лиц. Скажем, если бы она была установлена в размере 400% от ставки Центробанка, сегодня максимальная цена микрозайма составляла бы всего 44% годовых, то есть всего 3,66% за месяц. А кому интересно давать в долг, скажем, по 4000 рублей, чтобы через месяц получать с них 4800? МФО и прочие подобные конторки открываются ради барышей, в десятки раз менее скромных. Поэтому рынок микрофинансирования просто схлопнулся бы. Страна столетиями прекрасно жила без подобных услуг — и поживет еще.

● Сейчас на российских предприятиях повсеместно идет «оптимизация» персонала. Представляется логичным, чтобы в случае увольнения работника по сокращению штатов (то есть по не зависящим от человека обстоятельствам) работодатель брал на себя выплату какой-то части долгов уволенного, ведь тот рассчитывал отдавать их с зарплаты, на что имел полное право (как и право на труд, прописанное в Конституции). Это позволит избежать таких диких ситуаций, как в Новосибирске, где коллекторы из-за долга 3 тысячи рублей разместили объявление о смерти дочери должника, а также распечатали и разбросали листовки, рекламирующие секс-услуги, якобы оказываемые его супругой. За три тысячи рублей!

Не стоит бояться, что в этом случае бизнес предпочтет увольнять людей, не имеющих долгов: при прочих равных на низовые должности и так предпочитают брать людей, испытывающих финансовые затруднения, они менее требовательны.

● Следует также запретить сотрудникам силовых органов, уволенным по служебному несоответствию или иным дисциплинарным основаниям, в ближайшие 3–5 лет работать в коллекторской сфере. Именно экс-полицейские являются наиболее упорными и безжалостными «решателями», мозговым центром операций по доведению должника до белого каления. Понятно, что подонков в России и без них хватает, но, если есть возможность отсечь одну из голов Змея, надо ее отсекать. Важно и то, что именно бывшие работники органов обеспечивают коллекторам неприкасаемость со стороны работников действующих. Иерархия в этой среде такая, что, скажем, находящийся при исполнении капитан никак не может пойти против полковника, давно отставленного от службы за серию ДТП в пьяном виде. Необходимо лишить коллекторов этой «крыши». Впрочем, подобное правило невозможно ввести без четкого законодательного определения коллекторской деятельности. А именно этого определения очень боятся, простите за каламбур, определенные круги, причастные к высшей власти.

Казус Торшина

Чиновничье-депутатский корпус тесно связан с банками: в сложившейся у нас экономической системе коммерческие банки просто не могут принадлежать случайным людям, не сросшимся с властью, а пара-тройка обратных примеров лишь подтверждает правило. И выданные в качестве кредитов деньги эти граждане воспринимают как свои.

Простой пример: откуда у наших доблестных стражей патриотизма и нравственности дорогая недвижимость за рубежом, как технически они смогли ее приобрести? Путем вывода средств из подконтрольных предприятий через дружественные банки в облюбованные офшоры. А микрофинансовые организации и банки суть одно и то же; при их внешнем соперничестве выгоду получают там одни и те же люди. Доказательство простое: если бы банки реально захотели избавиться от МФО, они бы это сделали, можете не сомневаться. Эти ребята в любой кризис ухитряются обогащаться за счет бюджетной поддержки, а с помощью своевременно принятого закона раздавить мелкую конторку для них — раз плюнуть. Вместо этого они поступили намного проще и начали открывать собственные МФО, которые под прикрытием солидного бренда по сути остаются теми же конторками.

Забавно, что не так давно у России был шанс избавиться от коллекторов. Нынешний заместитель главы Центробанка Александр Торшин в свое время занимал высокий, хоть и ярмарочный пост зампреда Совета Федерации. Там ему выдали служебную SIM-карту, сданную уволившейся сотрудницей, и начались звонки коллекторов: оказывается, девушка изрядно задолжала. «Мы не знаем, кто вы ей — муж, брат, сват, но передайте, что хуже будет», — цитирует Торшин своих собеседников. К сожалению, чиновник предпочел решить только свою проблему. Видимо, доставшиеся ему коллекторы были недостаточно агрессивными. Может быть, пранкерам группы Вована перейти от высокой политики к конкретным делам и начать терроризировать депутатов Госдумы и сотрудников Минфина требованиями вернуть какие-то деньги? Поскреби человека — должок всегда найдется.

Шутки шутками, но в условиях не только экономического, но и социального кризиса деятельность МФО и коллекторов должна быть приостановлена на неопределенный срок, и лучше сегодня, чем завтра. Проблему долгов следует решать в суде, применяя положения закона о банкротстве физических лиц.

***

Одного выступления Владимира Путина с резким осуждением самого факта коллекторской деятельности хватило бы для снижения терпимости к ней — эти люди должны стать, как выражаются политики, нерукопожатными, вокруг них должна быть атмосфера отчуждения. Делать людей изгоями у нас умеют очень хорошо. Давайте, наконец, применим это невысокое искусство против тех, кто действительно заслуживает презрения.

Автор Михаил Мельников

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на ЯндексДзен

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
 

Бойцы "Альфа" и "Вымпел" раскрыли для Запада, в чем в чем сила русского воина

Следующая

Почему Россия не станет страной-транзитером для беженцев с Ближнего Востока?

Предыдущая

1 комментарий

  1. Свиридов 15 февраля 2016 в 23:04

    А вот действительно? Сколько это беззаконие может длиться? Или это очередной метод загнобить людей?


Оставить комментарий