ВХОД

Забыли пароль?
 

Подсказка для Силуанова или как восстановить российскую зкономику

В России Luxery 28.10.2015 1 701

Глава Министерства финансов Антон Силуанов признал, что «набитая» в 2000-е подушка финансовой безопасности распорота, из нее летят перья, и скоро спать будет очень жестко. Объем российских резервов по итогам 2015 года сократится более чем в два раза, а именно на 2,6 трлн рублей. «Все это означает, что 2016 год — это тот год, когда мы сможем последний год так тратить наши запасы, наши резервы. А дальше у нас таких ресурсов не будет, поэтому вопрос о консолидации бюджета стоит на повестке дня как задача номер один», — констатировал министр. Судя по всему, Резервному фонду РФ пришла хана.

Наследства не будет

Есть, правда, еще Фонд национального благосостояния, объем которого составит на конец года 4,9 трлн рублей. Эту кубышку пока распечатывать не планируется, но с подобными темпами скоро придется забраться и в нее.

Все дело в том, что бюджет на 2016 год предполагает более комфортные для России курс рубля и стоимость барреля нефти, нежели их текущие показатели. Готовившие бюджетный прогноз экономисты ориентировались на средние цифры по 2015 году и умеренно оптимистические ожидания западных фондов. Однако если сохранится текущая «стабилизировавшаяся» ситуация с нефтью Urals по $44 и долларом по 62 рубля, то бюджет недополучит 900 млрд рублей по сравнению с плановыми показателями.

Для начала давайте разберемся, почему с такой скоростью тают заначки, почему бюджет верстается заведомо убыточным. Основные причины этого заложены еще в нулевых, когда государство, по сути, отказывалось зарабатывать деньги, уповая исключительно на нефтедоллары и вкладываясь в масштабные социальные программы. Жить действительно стало лучше и веселее, вот только потомкам от такого хозяйствования остаются лишь выработанные месторождения. Ибо попытка подумать о внуках, создав резервные фонды, как видим, провалилась: отложенные денежки пригодятся самим.

Поисковый отряд

Мы намеренно не будем говорить сейчас о каких-то политических аспектах ситуации, над которыми ни Силуанов, ни его коллеги по кабинету не властны. Что до нефтяников и газовиков, то возможности их «раскулачивания» близки к исчерпанию. Поэтому искать деньги необходимо где-то еще. И руководители Минфина, разумеется, возглавили веселые ряды поискового отряда отечественных финансов.

Как и любые другие члены российского правительства, с грацией опытных карманников они первым делом полезли в кошельки граждан. Начали с пенсионеров, продолжили владельцами жилья, ну и, конечно, об остальных не забыли, временами доходя до истинно цирковых приемов. Потом задумались о собственных расходах: стали следить за госзакупками, поумерили аппетиты естественных монополий, не забыв, правда, поднять зарплаты своим холопам. Подсчитали эффект и обнаружили, что не хватает триллионов.

Пороки

Монополия на производство табачной и алкогольной продукции — одна из самых спорных тем. Под монополией подразумевается закон о производстве данной продукции только на предприятиях, доля государства в которых не менее 51%; аналогично должен контролироваться и импорт. В качестве обоснования такой меры приводятся цифры, согласно которым такая монополия до 1985 года давала от трети до четверти доходов розничного товарооборота.

Однако надо понимать, что само по себе введение госмонополии — это инвестиция, и не факт, что своевременная: на первых порах проект будет убыточным. Ведь придется приобретать множество табачных и алкогольных заводов, формировать структуру по их управлению, отказаться от получения акцизов. Сейчас государство контролирует порядка 58% рынка производства спирта, а с остальной его части получает очень хорошие деньги в виде акцизов и НДС. При этом готовые алкогольные напитки государство не производит, и опыт такой утратило.

Более эффективный способ создания «водочного бюджета» — борьба с контрафактным алкоголем (как с разлитым на легальных заводах, но не задекларированным в надлежащем порядке, так и с откровенным фальсификатом). Этот рынок огромен. Гендиректор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз говорит о 65% контрафакта в наших магазинах, то есть о примате черного рынка над легальным. Высокие акцизы отпугивают производителей, а система учета спирта ЕГАИС так толком и не выполняет своих функций. После снятия границ в Таможенном союзе дешевая водка наших добрых соседей стала вытеснять отечественную продукцию. Если в предкризисном 2013 году государство собрало порядка 420 млрд рублей в виде акцизов и НДС, при уничтожении серого рынка оно может рассчитывать на вдвое большую сумму (исходя из реалистичного предположения о том, что половина контрафакта уйдет, половина легализуется).

Еще один возможный источник пополнения бюджета — так толком и не созданные игорные зоны: по сути, налог на богатство и лихость. Однако не все деньги одинаково хорошо пахнут: если алкоголь и табак мы воспринимаем как неизбежное зло, то без распространения еще и лудомании хорошо бы обойтись.

Налоги

О необходимости введения прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц мы уже писали, так что кратко повторим основной расчет.

Повысить налог, например, до 15% с зарплат от 100 тысяч рублей и выше; 17% — от 250 тысяч, 20% — от 500 тысяч и, наконец, 25% от миллиона. Это можно сделать совершенно безболезненно. Реформа даст минимум 43,5 млрд рублей в год.

Кроме того, необходимо повышение налога на дивиденды физических лиц с 9% до нормальных 13% (как НДФЛ) — это порядка 30 млрд рублей ежегодно.

Интернет-торговля

Необходимо ограничение интернет-торговли, через которую мы, по сути, финансируем китайский бизнес. Это крайне неприятная мера для тех, кто привык к низким ценам на Ebay и AliExpress, но здравый смысл в ней есть: производители аналогичных товаров в России платят всевозможные налоги, сборы, пошлины, а чужое к нам приходит совершенно беспрепятственно. Пошлина в 30% на объемы закупок свыше 400–500 евро даст 98 млрд рублей ежегодно. При этом на небогатой части населения мера никак не скажется.

Приватизация мусора

У нас странное государство: оно отказывается от владения тем, что ему необходимо, зато охотно играется с какими-то глупыми активами. Мы распродали РАО «ЕЭС», зато содержим за счет госкорпораций или местных бюджетов сотни спортивных клубов. Свежая новость: «ХК "Сочи" не может выплачивать зарплаты и намерен обратиться за помощью к Путину». И, что самое страшное, Путин ведь и помочь может: он любит играть в хоккей в Сочи. Между тем развалившийся проект должен быть закрыт, желательно с привлечением представителей прокуратуры.

Да, очередь из желающих купить отечественные клубы не стоит, но если старую мебель никто не покупает, ее выбрасывают. Кроме того, необходимо «отключить» профессиональные команды от доступа к любым социальным программам. В 2011 году одиннадцать кривоногих граждан, имевших счастье поцарапаться в матчах за «Зенит», получили из Фонда социального страхования Санкт-Петербурга 162 млн рублей — больше, чем все остальные жители Северной столицы, вместе взятые. Это все, что нужно знать о сути российского государственного спорта.

Не надо переживать. Команды, лишенные госфинансирования, никуда не денутся; только в них будут играть простые русские парни за адекватные деньги. Оценить степень экономии от тотальной приватизации профессиональных команд достаточно сложно, но речь, бесспорно, идет как минимум о десятках миллиардов рублей в год. Лучше сосредоточиться на куда более дешевом массовом спорте и физической культуре, а также на поддержке сборных команд.

Люди

Главное сокровище России — ее люди. Мы уже прошлись по четырем случайно выбранным ресурсам экономии или заработка и собрали примерно 600 млрд рублей, причем бóльшая часть поступлений обещает быть регулярной. Это заметная сумма — две трети от тех незапланированных потерь, которых так боится министр Силуанов. Но в пересчете на самую популярную валюту перед нами «всего» 10 млрд долларов. Между тем есть в России граждане, для которых такая сумма — всего лишь циферки в графе «Личное состояние», при этом источник подобного благосостояния далеко не всегда чист и невинен. И хорошая прокурорская работа могла бы на несколько лет избавить Россию от дефицита бюджета.

В своей помощи главе Минфина мы готовы зайти сколь угодно далеко, ведь деньги для бюджета порой в буквальном смысле валяются под боком. Так, сам Антон Силуанов, только по официальным данным, заработал за последние четыре года 113 млн рублей — в среднем по 100 тысяч рублей в день. В 2014 году на девятерых его заместителей мы с вами потратили 197 млн рублей — ни один из этих достойных граждан не получает меньше миллиона в месяц. Остальные 269 крупных чиновников министерства и их супруги легально зарабатывают еще более 1,1 млрд рублей. Это, конечно, капля в море тех 900 миллиардов, коих не хватает министру, но есть подозрение, что не все его подчиненные одинаково искренни в своих декларациях.

Добровольная сдача накоплений в бюджет — единственная польза, которую нынешний кадровый состав Минфина может принести России.

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на на ЯндексДзен

 

Автовладельцы размышляют, что выгоднее — купить поддельный полис ОСАГО или ездить без полиса

Следующая

Как религии в России всерьёз решили оздоровить экономику

Предыдущая

1 комментарий

  1. 1234 29 октября 2015 в 09:13

    Интересно

    Ни фига себе прикол


Оставить комментарий