ВХОД

Забыли пароль?
 

Вопросы своей личной безопасности русские императоры до декабрьского восстания 1825 года всецело доверяли воле Господней

В России Tugar 25.10.2015 0 736

«Где государь, там нет полиции»

После декабрьских событий на Сенатской площади, по окончании следствия, весной 1826 года император Николай I создает Отдельный корпус жандармов. Его главной задачей становится оперативная работа по обеспечению государственной безопасности в пределах Российской империи.

25 июня на должность шефа жандармов (аналог современного министра внутренних дел, но с неизмеримо большими полномочиями и влиянием) назначается Александр Христофорович Бенкендорф. И уже через неделю, 3 июля, император подписывает указ об образовании III Отделения в составе Собственной Его Императорского Величества канцелярии (С.Е.И.В.К.). В этот указ вошел и пункт о создании Главной Его Императорского Величества квартиры. Вот так стратегически мыслил герой Отечественной войны 1812 года граф Александр Бенкендорф. Именно в это время и именно эти структуры заложили фундамент специальных служб в области обеспечения личной безопасности первых лиц Российской империи.

Жандармы проходили специальные курсы. Изучали устройство корпуса, права и обязанности по ведению дознаний и переписок, специальные права и обязанности чинов управления железных дорог, политический розыск и историю революционного движения, антропометрию, шифры, секретную переписку.

Безусловно, новое подразделение формировалось не на пустом месте. До 1826 года в структуре Министерства внутренних дел действовала Особенная канцелярия под руководством Максима Яковлевича фон Фока. В записке от 14 июля 1826 года упоминалось о предупреждении «злоумышлений против особы государя императора». Это означало, что III Отделение в первую очередь обеспечивает личную безопасность царя и его окружения, тем самым оберегая, защищая, надежно обеспечивая «безопасность престола». При этом III Отделение, говоря современным языком, было, безусловно, структурой оперативной, но скорее аналитической, чем «постовой»: ее главными задачами были сбор и обобщение поступающей от агентуры и собранной своими силами информации.

В основу новой структуры была положена агентурная сеть, созданная фон Фоком. Поскольку главная опасность для трона, по мнению аналитиков Бенкендорфа, исходила из среды оппозиционного дворянства, то сеть должна была иметь агентов в этой злокозненной среде. Агенты в наличии имелись. В их число входили статский советник Нефедьев, граф Лев Соллогуб, коллежский советник Бландов, писатель и драматург Висковатов. О методах вербовки агентуры неспециалисты могут только догадываться, но курс изучения именно этих технологий является основным в любой современной «оперативной» академии.

При этом, памятуя о декабрьском восстании, особый интерес сотрудники III Отделения проявляли к армии, да и гвардия не была обойдена вниманием, поскольку именно военные уже не раз отличились как заговорщики и организаторы дворцовых переворотов. «Доверяй, но проверяй!» — больше добавить тут нечего.

Несмотря на всю серьезность принятых мер, император всея Руси в силу врожденного синдрома «богоизбранности» был архибеспечен в вопросах своей личной безопасности. Николай любил разгуливать по столице, выходить в народ, молиться в храмах, совершать паломничества в монастыри — и все это без охраны. Конечно, жандармы были предупреждены о такой «особенности» царя, но ни малейшего опыта работы в подобных ситуациях у них не было.

Николай I любил прогуливаться в одиночку по одним и тем же маршрутам, так что многие подданные совершенно точно знали, куда и в какое время нужно пойти, чтобы встретить императора лицом к лицу.

В своей знаменитой книге «Москва и москвичи» Михаил Загоскин писал: «Вы посмотрели бы на Кремль тогда, как загудит наш большой колокол и русский царь, охваченный со всех сторон волнами бесчисленной толпы народа, пойдет через всю площадь свершать молебствие в Успенском соборе. — Как? — прервал Дюверние (французский путешественник. — РП). — Да неужели ваш государь идет по этой площади пешком при таком стечении народа?.. — Да, да, пешком; и даже подчас ему бывает очень тесно. — Что вы говорите!.. Но, вероятно, полиция?.. — Где государь, там нет полиции. — Помилуйте! Да как же это можно?.. Идти посреди беспорядочной толпы народа одному, без всякой стражи... — Я вижу, господа французы, — сказал я, взглянув почти с состраданием на путешественника, — вы никогда нас не поймете. Нашему царю стража не нужна: его стража весь народ русский».

Наверное, в этих словах была доля правды, и немалая: весь не весь, но широкие народные массы точно. Декабристы, устроившие заговор, по мнению Ленина, были «страшно далеки от народа». И в предыдущие века, и на всем протяжении николаевской эпохи угроза (как реальная, так и гипотетическая) для жизни самодержца исходила в основном от военной аристократии. На этой доктрине и зиждилась система охраны государя.

В январе 1827 года императором создаются охранные воинские (комендантские) подразделения дворцовых гвардейцев, в частности рота дворцовых гренадеров.

В 1828 году было создано постоянно (24 часа в сутки) действующее подразделение охраны — Собственный Его Императорского Величества конвой, ныне известное как казачий конвой. Николай I лично вносил правки в руководящие документы для этого подразделения. Конвой был обязан регулярно заниматься профессиональной подготовкой и имел постоянную программу обучения. К середине 1840-х годов реорганизация охраны была практически завершена.

«Оттепель» XIX века

При Александре II обстановка в стране кардинально переменилась. Царское правительство было готово к либеральным реформам и свою готовность доказывало делами. Но некоторые слои русского общества встретили эти реформы отнюдь не благожелательно.

По стране прокатилась волна крестьянских восстаний, многие из которых были подавлены с помощью армии. Рост радикальных настроений ощущался и в городском сообществе, а особенно в студенческой среде, от которой теперь стала исходить главная опасность для жизни самодержца. Именно тогда в революционном движении появилась и начала набирать популярность зловещая идея цареубийства. Сакральность образа царя в восприятии народа, отождествление власти с одним человеком вызывали у революционеров соблазн одним ударом покончить со всей системой.

Тогда перед III Отделением были поставлены новые задачи. В начале 1860-х годов начальнику III Отделения и шефу жандармов Василию Андреевичу Долгорукову и петербургскому военному генерал-губернатору Александру Аркадьевичу Суворову было поручено вести неослабное наблюдение за всеми отправляющимися в Царское Село по железной дороге. В свою очередь, полиции Царского Села поручалось наблюдать за всеми приезжающими.

Накануне отмены крепостного права был изменен порядок царской охраны. Казаки конвоя начали охранять не только резиденции, но и царя вне их. Численность конвоя тогда составляла 500 человек. 8 декабря 1861 года была учреждена городовая стража для охраны императорских резиденций.

Еще в 1860 году генерал-адъютант Николай Павлович Игнатьев, опытный разведчик и дипломат, направил записку на высочайшее имя, предлагая по-новому выстроить систему личной охраны. Она была отвергнута императором, который считал, что традиционных мер для обеспечения его безопасности вполне достаточно. Как и его отец, Александр II охраны рядом с собой не терпел и предпочитал прогулки в одиночестве.

К тому же полиция, прекрасно осведомленная о существовании революционных кружков и их образе мыслей, в то время еще не воспринимала их как серьезную опасность. Революционеров полицейские считали болтунами, не способными ни на что, кроме бесконечной демагогии. Вскоре блюстителям порядка пришлось изменить свое мнение.

4 апреля 1866 года Александр II после прогулки со своими племянниками в Летнем саду садился в карету, и тут из толпы зевак, наблюдавших за променадом государя, вышел молодой человек и навел на него пистолет. Но руку душегуба отвел стоявший рядом костромской крестьянин Яков Комиссаров. Это как раз тот случай, когда единство народа и государя проявилось в деле. Яков Комиссаров стал вторым после Ивана Сусанина крестьянином из Костромы, спасшим Россию от беды. Покушавшегося схватили, и второй выстрел он уже произвести не успел.

Стрелявшим оказался дворянин Дмитрий Каракозов, незадолго до этого исключенный из Московского университета за участие в студенческих беспорядках. По его словам, царь обманул свой народ реформой 1861 года, которой права крестьян только декларировались. Каракозова приговорили к казни через повешение.

Материал подготовлен под совместной редакцией  Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России и Ассоциации ветеранов и сотрудников служб безопасности

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆

 

Российская экономика в октябре. Пик кризиса действительно пройден

Следующая

Откровения Познера: "Я не русский человек, а в вопросах гомофобии вы отстали и находитесь на уровне США 1950 годов"

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий