ВХОД

Забыли пароль?
 

Европейский Союз: распад или новая империя

В мире Luxery 5.08.2015 0 901

Острая фаза греческого кризиса позади, и может показаться, что в Старый Свет снова вернулось спокойствие. Однако это не так. Нынешний год войдет в учебники как переломный в истории Евросоюза, а долговой кризис Греции станет либо началом конца общего европейского проекта, либо прологом к превращению Европы в полноценную империю.

Как известно, империя - это наднациональное вертикально интегрированное государство, которое объединяет различные народы, проживающие на своих исконных землях. Главное достоинство империи – единство. Общий рынок, отсутствие торговых барьеров, общее научное, культурное пространство, общие структуры безопасности. Уровень жизни в империи всегда выше, чем в отдельных странах. Выше и эффективность имперской государственной машины. Империя - это естественный шаг на пути объединения национальных государств.

Главная же ахиллесова пята империи - неравноправие населяющих ее народов. Политическая и экономическая власть делегируется в единый центр, в метрополию, в то время как провинции подчиняются исходящим оттуда решениям. Со временем различие между народами империи может исчезнуть, и в таком случае она перерождается в новое, крупное национальное государство. Так происходит далеко не всегда: куда чаще противоречия между различными этносами обостряются, что приводит к распаду империи в ходе национально-освободительного движения.

Евросоюз уже сегодня обладает ключевыми признаками империи. Во-первых, это наднациональное образование: все входящие в его состав народы остаются в своих исторически сложившихся границах.

Во-вторых, страны-участники Евросоюза и в особенности еврозоны не владеют полнотой суверенитета, они не являются самостоятельными субъектами международного права. Право заключать международные договоры, военные союзы, экономические соглашения и так далее принадлежит политическому центру Европы, который, как наглядно показал греческий кризис, находится на севере континента: в Германии и странах Бенилюкса.

Однако особенность Евросоюза в том, что он застыл на полпути от торгово-политического объединения к полноценному государству. Единые властные структуры, являясь вполне имперскими по сути, не до конца сформированы. Дальше всего дело продвинулось в экономической (еврозона и соответствующие структуры) и внешнеполитической сферах. Самое же главное - собственные силовые структуры - у Брюсселя отсутствуют: у каждого государства Европы своя армия и своя полиция, а единая военная организация, НАТО, находится под жестким контролем внешнего игрока (США). Поэтому арсенал средств принуждения к единой политике у метрополии пока весьма ограничен: это экономическое давление, пропаганда и адресная работа с национальными элитами.

Кроме того, нынешние общеевропейские структуры не имеют достаточно полномочий для работы с общими вызовами, им недостает легитимности в глазах народов Европы. Формально государства-участники Евросоюза остаются самостоятельными, а их фактическая обязанность исполнять решения центра прячется за эвфемизмами «европейская солидарность», «семья европейских народов» и так далее. Таким образом, нынешний Евросоюз можно назвать протоимперией.

При этом внутренние и внешние вызовы, с которыми сталкивается Евросоюз, все больше характерны для единого государства: общий долговой кризис, общая проблема безопасности на южных и восточных рубежах, общие вопросы миграции и так далее.

Общеевропейские (читай - имперские) интересы все чаще вступают в противоречие с национальными: так, для интересов империи нужно, чтобы греки затянули пояса и платили по счетам, в то время как для Греции будет лучше обанкротиться, ввести свою валюту, национализировать собственность и начать все с чистого листа. Для Болгарии и Австрии весьма выгодно реализовать проект Южного Потока, в то время как метрополия считает, что геополитические интересы противостояния с Россией важнее бизнеса, важнее перекачки газа. Как результат, не успев сложиться в полноценное государство, Евросоюз уже сталкивается с элементами освободительных движений в отдельных странах.

Чтобы в ходе нынешнего кризиса Греция поступилась своими интересами в пользу общеимперских, метрополии (властям Германии и еврочиновникам) пришлось пойти на весьма неформальное и весьма сильное давление: очевидцы переговоров рассказывают, что впервые в истории центральные европейские власти поставили ультиматум одному из участников Евросоюза. Грекам без затей сказали: или вы делаете так, как мы говорим, или мы задушим вас экономически. Если соглашение не подпишете вы, подпишет ваш преемник. Ах да, и уберите своего министра финансов, он хам и нам не нравится. Еще говорят, что французы, итальянцы, испанцы и все остальные участники встречи при виде такого расклада весьма напряглись, невольно примерив ситуацию на себя.

С каждым следующим подобным кризисом противоречия между национальными государствами и метрополией будут нарастать. С каждым разом среди граждан Евросоюза будет расти число евроскептиков: на периферии они будут и дальше выходить под лозунгами «долой гнет Евросоюза», а в Германии – «хватит кормить Грецию/Испанию/Италию/Францию». И то, и другое подрывает основы единого проекта.

Чем дальше, тем больше в национальных государствах будут усиливаться политики-евроскептики. Это происходит уже сегодня, но пока что, придя к власти, они пытаются усидеть на двух стульях, шантажируя метрополию и пытаясь заставить ее идти на уступки. Евросоюз отвечает усилением давления и пропаганды. Но всему есть предел, и рано или поздно закулисные переговоры перестанут приносить результаты, противостояние выплеснется на улицы, перейдет в открытую фазу. Ожидаемый ответ метрополии - создание общеевропейских полицейских сил быстрого реагирования, аналога внутренних войск или национальной гвардии. Они будут направляться в ту или иную страну на усиление местной полиции для борьбы с беспорядками.

При этом возможный распад Евросоюза, несмотря на всю грандиозность процесса, пройдет даже более мирно, чем распад СССР. Причина этого в уже готовых линиях разлома – национальных границах и в наличии в каждом государстве вполне самостоятельных структур управления. Вероятно, лидеры-евроскептики, легально придя к власти, один за одним начнут опираться на свои народы, а не на метрополию. Выражаясь биржевым языком, они начнут играть на понижение, на развал единой Европы.

Чтобы это предотвратить, Евросоюз должен предложить повестку дня, которая устроит народы Европы и которая не будет пугать национальные элиты. Для этого нужно, чтобы появился политик - общеевропейский лидер, который с группой соратников сможет повести за собой греков и немцев, поляков и французов, который добьется создания единого европейского правительства со всеми необходимыми структурами управления и силовой монополии.

Только в этом случае империя Европа вполне сформируется и заживет полной жизнью. Пока что вероятность такого сценария кажется незначительной: ни пресные брюссельские бюрократы, ни даже Ангела Меркель, единственный в Европе политик мирового уровня, на роль общеевропейского лидера не тянут. У имперского проекта нет и идеологической базы: наоборот, долгие годы в Европе главенствовала мысль о равноправной семье народов, о едином европейском доме и так далее. Заявлялось, что общий европейский проект не может быть имперским по сути, не может противоречить национальным интересам отдельных его участников, что все решения принимаются только консенсусом. Греческий кризис наглядно показал неискренность такой пропаганды, но она по-прежнему крепко сидит в головах у европейцев.

Переписать, обнулить эту многолетнюю идеологическую установку может глубокий кризис - например, долговой крах еврозоны или военная угроза со стороны радикального ислама. Заглянув в пропасть, народы Европы могут отказаться от независимости, сплотиться вокруг метрополии, вокруг того самого общего лидера - будущего отца империи.

Единая Европа начиналась в середине прошлого века как Объединение Угля и Стали, весьма искусственный проект, целью которого было исключить возможность военных конфликтов на территории европейского континента. Распад Евросоюза снова возродит старый призрак большой европейской войны, а становление его в качестве единой империи создаст мощного и амбициозного игрока на западных рубежах России, готового отстаивать свои интересы в весьма жесткой форме.

По какому из двух путей пойдет история, мы увидим в ближайшие годы.

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆

 

Проклятие Вавилонской башни или почему строительство небоскрёбов является предтечей экономических кризисов

Следующая

Смертельная авантюра Баруха или мировое правительство с атомной бомбой

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий