ВХОД

Забыли пароль?
 

«Шарли эбдо» было совсем не толерантным изданием или кто подготовил эту провокацию

В мире Tugar 13.01.2015 0 2 295

7 января центр Парижа враз «побелел». С улиц исчезли почти все арабы, а после захвата кошерной торговой точки и чернокожие обитатели французской столицы старались из домов не выходить.

На площади Республики 7 января уже к обеду начали собираться опять же белые парижане, выражавшие свое отношение к разворачивающейся драме. К вечеру там состоялся многотысячный митинг. Горели свечи – в руках собравшихся и на земле. Молодежь скандировала лозунги, смысл которых был в том, что свободу слова убить нельзя и мы все, здесь собравшиеся, «Шарли». Потом словосочетание «Я – Шарли» стало звучать повсюду, к месту и не к месту.

Почему не к месту? Да потому, что получалось: чуть ли не все белые французы разделяют ту информационную политику «Шарли эбдо», которая и привела к кровавой трагедии.

До расстрела ведущих сотрудников еженедельника этот журнал считался маргинальным. Высоколобые толерантные либералы Франции просто брезговали брать его в руки.

Карикатуры эти никто не думал перепечатывать. А вот 7 января площадь Республики, где проходил митинг, была увешана репродукциями самых злых карикатур. На следующий день почти все французские газеты и многие европейские напечатали подборки опять же самых забористых карикатур «Шарли эбдо». И то, что еще неделю назад видели лишь подписчики и покупатели еженедельника, выходившего небольшим тиражом, увидела вся Европа.

Для сатирического журнала действительно не существовало запретных тем. Точнее – понятий об этике и морали. Скажем, это было, наверное, единственное издание Старого Света, в котором регулярно осмеивались иудеи. На Западе карикатура на евреев, да еще с подчеркиванием именно их иудаизма, совершенно немыслима. А «Шарли эбдо» себе это позволял. Впрочем, карикатурным издевкам подвергались и католическая церковь со всеми ее иерархами, и мусульманство. Неслучайно на страницах журнала появился сатирический рисунок, на котором стройной шеренгой идут раввин, католический епископ и мулла с искаженными от злобы лицами и одним призывом: закрыть журнал «Шарли эбдо». Другая карикатура изображала плачущего Аллаха с подписью: почему меня любит так много полных идиотов? Ну, и какому мусульманину это понравится?

Да, кто-то может назвать политической смелостью публикацию рисунка, на котором раввин бережно опекает раненого исламского террориста.

С другой стороны, в «Шарли эбдо» множество рисунков абсолютно бестактных и оскорбительных для верующих католиков, иудеев и особенно мусульман.

Логично, что заявление «Я – Шарли» подразумевает: я поддерживаю издевательства над католиками, мусульманами и иудеями. И более чем удивительно, что в России с заголовком «Шарли эбдо» – это мы» вышла самая, наверное, либеральная газета, для которой, к тому же, шумная борьба с антисемитизмом чуть ли не главная фишка.

Расстрел сотрудников еженедельника стал, увы, звездным часом для многих французских политиков – они не исчезали с экранов телевидения, комментируя развивающиеся кровавые события. Президент Франсуа Олланд много рассуждал о толерантности, и удивлялся тому, что в такой замечательно-толерантной стране, как Франция, появляются убийцы-террористы, которым чужд дух этой самой общечеловеческой терпимости. Но ведь «Шарли эбдо» был совсем не толерантным изданием. И его сотрудники прекрасно понимали, что просто играют с огнем.

Более взвешенными и отвечающими моменту оказались комментарии Николя Саркози и Марин Ле Пен. Они говорили о жестком контроле за эмиграцией, вплоть до отмены шенгенских соглашений и ужесточении внутренней политики по отношению к тем приезжим жителям Франции, которые игнорируют правила общежития в стране с давними демократическими традициями. А безнаказанность чернокожих хулиганов, периодически устраивающих погромы в пригородах Парижа, стала делом привычным. Естественно, политические акции Николя Саркози и особенно Марин Ле Пен значительно возросли за три кровавых дня. А вот популярность толерантного и живущего с оглядкой на Вашингтон Франсуа Олланда покатилась вниз. Не спасло и организованное им 11 января шествие. Как политик, нынешний президент Французской Республики оказался, наверное, самым слабым за все послевоенное время. Граждане страны об этом говорят совершенно открыто.

Развитие кровавых событий, в общем-то, известно. Напомню о вызывающих вопросы подробностях, на которых не акцентировали внимание российские журналисты.

Итак, 7 января к неприметному зданию редакции подъехала легковушка, из которой вышли двое в масках-балаклавах. Они зашли в подъезд, убив консьержа, быстро нашли комнату, в которой проходило заседание редколлегии, и в упор расстреляли ведущих сотрудников, включая главного редактора. С криком «Аллах акбар!» убивали только мужчин, крича, что мусульмане в женщин не стреляют – хотя это, конечно, не так.

Заслышав автоматные очереди, бдительные парижане сразу позвонили в полицию, и наряды вооруженных стражей правопорядка подъехали к зданию редакции через несколько минут. А дальше начинается нечто удивительное.

Террористы, выйдя из редакции, открывают беспорядочный огонь из «калашниковых», и вся полиция куда-то исчезает. Садятся в машину, едут, им пытается перегородить дорогу полицейский автомобиль, его расстреливают в упор. Ветровое стекло полицейского авто, изрешеченное пулями, показали все телеканалы Франции. Один из полицейских, находившихся в этой машине, был ранен, вышел из авто и упал на тротуар, подняв руки вверх. Террористы тоже вышли из своей машины, выстрелили в лежащего полицейского и уехали дальше. Где был напарник убитого – осталось неясным. И почему раненый не стал отстреливаться из табельного оружия, а сразу поднял руки? И где лужи крови под телом убитого? Убитого ли?

Дальше – больше. Террористы бросили авто, которое уже зафиксировали видеокамеры, стали захватывать одну машину за другой, чтобы отъехать как можно дальше от Парижа. При этом в брошенной автомашине один из террористов оставил свое удостоверение личности. Как такое могло случиться? Документы носят во внутренних карманах одежды. При каких обстоятельствах мандат оказался оставленным «на месте преступления» – совершенно непонятно. Но уже вечером 7 января было объявлено, что террористы – это братья Саид и Шериф Куаши.

Больше братаны-злодеи никого не убивали. Захватывая чужие машины, они просто высаживали водителей. Пытаясь укрыться в какой-то загородной типографии, Куаши даже не грозили смертью тем, кого там встретили.

Отследить движение террористов, если доверять звонкам пострадавших от их беспредела, проблем не было. Но Франция ввела в операцию обезвреживания максимум сил. Тут и беспилотники с системами ночного видения, и масса вертолетов, и кавалькада спецмашин. Когда начался штурм здания, где укрылись братья Куаши, Саид и Шериф не стали отстреливаться, спрятавшись за естественными укрытиями. Они вышли с автоматами АК наперевес навстречу атакующему их спецназу. И были изрешечены сотнями пуль.

Французский полицейский спецназ вмиг героизировал тех, кого еще сутки назад показывали отморозками цивилизованного общества. Исламисты приняли смерть, не прячась, а глядя в лицо своим врагам, держа оружие в руках.

Есть масса нелетальных средств, с помощью которых можно обезвредить преступника.

Куаши вышли на открытое пространство, словно говоря: берите нас. А их изрешетили пулями. Чтобы не сказали лишнего на допросах?

Это было 9 января. А 8 января двое полицейских попытались проверить документы у чернокожего гражданина. Итог: мужчина-полицейский ранен, а его напарница-женщина убита. Полный непрофессионализм сотрудников полиции. Или коррупционная ситуация? Если останавливаешь человека для проверки документов, то подозреваешь в нем преступника, первым достаешь оружие и будешь очень внимателен. Если просто хочешь показать свою власть мундира – рискуешь получить пулю в лоб. Получили.

И вот 9 января чернокожий Амеди Кулибали, тот, у кого проверяли документы со смертельным для полиции исходом, захватил кошерную лавку, сразу кого-то там убил и заявил: вы знаете, кто я, на что способен.

Во властных структурах Франции началась истерика. Одно дело – террористы-исламисты, расстрелявшие сотрудников журнала, который ненавидели очень многие. Другое – убийство продавцов и покупателей еврейской торговой точки. Был отдан приказ на штурм. И всех террористов расстреляли публично. Хотя могли взять живыми…

Явные странности в кровавой парижской драме дали повод многим заявить о том, что все было устроено Вашингтоном. И в это можно поверить.

Помнится, Барак Обама назвал не так давно главные, с его точки зрения, угрозы глобальной безопасности нового века: исламский терроризм, лихорадка «Эбола» и Россия. А поскольку у исламистов не было особых причин предъявлять какие-то претензии толерантной Западной Европе, «старушке» надо было напомнить об угрозе. Кстати, в США лозунг «Я – Шарли» сразу осмеяли. Они там, за океаном, совсем не отмороженные «Шарли», они – «толерантные», но с запретом критики иудаизма.

Что дальше? Многомиллионные шествия во Франции собрали только белых людей. Это было прекрасно видно на телеэкранах. Африканцы и арабы категорически отказались оплакивать жертв террористических актов.

Доходило до того, что арабо-чернокожие школьники покидали свои классы, когда там объявляли минуту молчания в память погибших.

США возбудили европейский белый национализм? Все может быть. За океаном играют в свою игру. Но помнят ли они предсказание своего уникального экстрасенса по имени Кейси? Оно гласило: чернокожий президент США станет последним для страны.

Эдгар Кейси ни разу не ошибся в своих озвученных видениях.

13-01-2015, 19:01

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на на ЯндексДзен

 

Fitch решило опустить рейтинги России близко к «мусорным». Комментарии экспертов

Следующая

Fitch решило опустить рейтинги России близко к «мусорным». Комментарии экспертов

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий