ВХОД

Забыли пароль?
 

Похищение Европы или транссексуальность как невидимая рука рынка

В мире Tugar 24.05.2015 0 1 696
Похищение Европы или транссексуальность как невидимая рука рынка

Год назад Евровидение преподнесло нам сюрприз — победителем конкурса песни стал некто Кончита Вурст — девушка с бородой. Что это было? Неужели просто очередная скандально-курьёзная оригинальность шоу-бизнеса?

Не так давно несколько скабрезный анекдот о гендерных отличиях «бабушки от дедушки», озвученный с деликатной непосредственностью нашим президентом, вызвал возмущение европейской общественности: дескать фи, как грубо, как же так можно по-мужлански относиться к невинной душе… нестандартной европейской девушки. Ирония Владимира Владимировича попала в цель и оказалась весьма оскорбительной для европейского истеблишмента.

Существование транссексуалов в отдельных группах человеческой популяции для специалистов не является секретом. В традиционном обществе тема эта табуирована на уровне инстинкта, так как напрямую связана с выживанием человечества. Однако сегодня в евроатлантическом сообществе с особым упорством транссексуальность поднимается на знамёна неолиберализма, а в Европе — в особенности.

С некоторых пор я стал задаваться вопрос: почему столь сомнительные для традиционного сознания ценности вдруг стали главным трендом европейской либеральной демократии, в чем причина?

На самом деле такой вопрос задают себе многие, и некоторые обращаются к Священному Писанию, где и находят ответ. Там сказано о неком особенном, отклонённом от нормы состоянии человека в конце времён, что в свою очередь и приведёт к ужасам Апокалипсиса. Там так же упомянуто о некой «тайне беззакония в действии», об «удерживающем», который не будет до поры изъят из мира. А в Библии представлена впечатляющая по масштабам эсхатологическая картина кончины мира в последней главе Откровения от апостола Иоанна. Резюме — это происходит в результате отступления человека от Бога.

Однако не всех удовлетворяет язык апокалиптических пророчеств. Существует, к примеру, большая группа учёных-атеистов, которые, несмотря на свою безрелигиозность, бьют тревогу по поводу опасных отклонений от нормы в психике современного человека, а в особенности, человека западной цивилизации.

И захотелось мне узнать, а что же думает сам о себе цивилизованный мир, как и чем он объясняет свои новые прогрессистские устремления? Как видят будущее современные европейские учёные умы, в том числе и философы? Почему они действуют так, а не иначе? И желательно, чтобы это были серьёзные труды, а не какие-то там «полоумные» теософские или масонские трактаты.

Волею судеб мне довелось познакомиться с политологом из Санкт-Петербурга Алексеем Николаевичем Мусаковым, который занимается исследованием политических процессов в современном глобализующемся обществе. А. Н. Мусаков работает в русле социобиологического психолого-психиатрического подхода при исследовании политических процессов, опираясь, в частности, на авторитет Жиля Мишеля Делёза. Последний рассматривал либерализм (включая социал-коммунизм) как шизомадию – продукцию шизоидного типа сознания. И в развитие этого подхода, рассматривал либерализм как нормальную шизоидность, как один из трех вариантов нормальной психической конституции человека, в то время как неолиберальный тренд – как прогрессирующий шизофренический процесс. Этот процесс явно уже имеет патологический характер. Так что сегодняшняя глобализация на основе неолиберализма есть, без преувеличения, мировая пагуба.

А.Н.Мусаков ввёл меня в курс дела, предложив ознакомиться с работой выдающихся французских авторов философа Жиля Делёза и психиатра Феликса Гваттари » АнтиЭдип. Капитализм и шизофрения». Это огромный философский труд, более чем на 600 страниц, рождён в самом что ни на есть идеологическом ядре либеральной Европы — Франции. «АнтиЭдип» по праву ставят в один ряд с произведениями величайших философов всех времён — таких как Платон, Аристотель, Кант, Ницше и т. д. Однако книга, вышедшая ещё в 1972 году, весьма не проста для чтения, так как насыщена сложными научными и философскими терминами. К тому же изложена в необычной вычурно-парадоксальной авторской подаче, поэтому требует приложения немалых усилий для её осознания.

Предлагаю свой взгляд, безусловно, дилетантский, но надеюсь, всё-таки, более лёгкий и доступный для понимания неподготовленного читателя.

О чём же пишут французы? А они предлагают другой, альтернативный марксистскому учению взгляд разделения истории человеческой цивилизации: не на четыре формации, которые соответствуют различным уровням развития производственных отношений, а всего лишь на три, и к тому же по-другому отличительному признаку. Этот признак основывается на преобладании людей определенного психотипа во властной иерархии общества. Так, известные нам первобытнообщинную, феодальную, капиталистическую формацию, и наконец, как неизбежное глобальное будущее человечества коммунизм, Ж. Делёз и Ф. Гваттари заменяют на следующие три формации: — первая — первично-территориальная гармоничная, — где во власти доминирует истероидный психотип, — вторая — деспотически-имперская, где во власти доминируют циклотимики, — третья, последняя — шизо-капиталистическая — где доминируют люди шизоидной конституции. Причём в последней, социализм входит лишь как частный случай государственно-монополистического капитализма и служит замечательным тренирующим, легко преодолеваемым препятствием для победоносного шествия капитализма по планете.

В какой-то момент капитал счастливым образом, по мнению авторов, соединился с шизофреническими потоками сознания шизоидов, и процесс стал двуединым — капитал черпает идеи из шизофрении, а шизофрения обретает возможности для своей реализации в капитале. Ж. Делёз и Ф. Гваттари заявляют об особом властном праве шизоидов на лидирующее место в новой технотронной цивилизации, дескать, поскольку именно они, по преимуществу, являются её созидателями. Вот, где прячутся корни истерических претензий либералов на особую привилегированную роль в современной технократической цивилизации!

Книга начинается с описания странных на первый взгляд вещей: — некоем Желающем Производстве, о неких Машинах Желания, некоем шизофреническом Теле без Органов, как пределе социуса. О существовании в капитализме соединения производства с управляющим им бессознательным желанием человека, причём это желание транссексуально. И что бессознательное желание шизоидов и есть главный драйвер прогресса в технотронной цивилизации, так как лучше всего рождает потоки желающей шизы, которая не ведает пределов для капитализации-перевода в денежный эквивалент различных сфер бытия.

По сути, свободное неуправляемое желание шизофреника и есть та таинственная всемогущая рука рынка, которая способна волшебным образом всем управлять и всё гармонизировать в капиталистической экономике.

Почему они? А потому, что отличительной особенностью шизотимической конституции, особенно в астеническом варианте, является всевозрастная инфантильность, некая склонность к экзотическим транссексуальным половым отклонениям и феминный тип поведения. Этакие бабствующие мужички.

Вот как! Напомню, что Гваттари, соавтор философа Делёза, психиатр, и знает, о чём говорит. Таким образом, в экстремуме, управляющая рука рынка есть транссексуальная похоть шизофреника! Реагируем на всё, что движется!

Однако не всё так просто. Оказывается, капиталистическое государство, несмотря на тесное сотворчество, всё же ещё мешает потоку шизы завоёвывать «новые земли и пространства». Этим последним препятствием, мешающим окончательной победе шизофрении на Земле, является психоанализ Фрейда, а именно карательная (по мнению авторов) эдипизация населения с шизоконституцией. Дескать, бедных шизофреников насильственно вбивают в «Эдип», а им надо бы нечто иное — шизоанализ.

Не даёт Эдипов комплекс шизофренирующему сознанию окончательно раскодировать потоки желаний, чтобы стать по-настоящему свободными, а по-нашему — оскотиниться окончательно.

Обозначенный фрейдистский метод «эдипизации» и есть тот последний скреп, на котором ещё держится государство в капиталистической системе. Это та, фашистская, по мнению авторов, полицейская подавляющая машина, которую нужно победить, убрать, изничтожить.

Далее учёные мужи из Франции заявляют: — шизофреников не надо объявлять больными, а нужно им помочь реализовать себя в их потоке шизо-параноидального бреда, то есть, по-нашему, освободить их окончательно от оков традиционной морали.

Проникнувшись такой информацией, мне как-то теперь особенно забавно смотреть на пожилых, убелённых сединами дядечек-экономистов из ВШЭ, с упоением рассуждающих о волшебной пользе свободных рыночных отношений для экономики, и тут же сетующих: — О, ужас! Как же плохо, что у нас в России с этим рынком всё никак не складывается — всё государство в этом виновато, дескать, мешает развитию экономики, не то, что на Западе!

Получается, что в экстремуме либеральные экономисты подспудно предлагают повальную транссексуальную девиацию для населения в качестве двигателя мировой экономики.

А теперь и посмотрим на нашу Кончиту Вурст поближе.

Из Википедии и светской хроники черпаем:

«Согласно информации с официального сайта, проводится чёткое разделение между артисткой Кончитой Вурст и частным лицом Томом Нойвиртом и подчёркивается, что это два самостоятельных человека с собственными судьбами, но «работающие в слаженной команде» и «выступающие вместе за толерантность и против дискриминации». В одном из интервью Том шутит: «В будни я работающая женщина, а по выходным — невероятно ленивый молодой человек». Кончита даже имеет свою псевдобиографию, согласно которой она родилась в горах Колумбии недалеко от Боготы, а детство провела в Германии», и дальше: В одном из интервью Том отмечает, что он не любит находиться в центре внимания и не хочет, чтобы его узнавали на улице. Созданная же им Кончита позволяет разделять творчество и тихую личную жизнь. Кончита может говорить то, чего бы он никогда не смог сказать Том. По словам Нойвирта, Кончита является его альтер-эго, поэтому, находясь в образе фрау Вурст, он требует, чтобы к нему именно так и обращались, а именно «она»; однако по отношению к Тому следует употреблять исключительно «он». Нойвирт отмечает, что Кончита даже ходит в женский туалет, тогда как Том — только в мужской. К существованию двух личностей уже давно привыкли друзья и родные Тома. Однако Нойвирт отмечает, что, например, в гостях у родителей он является исключительно Томом, потому что нахождение там фрау Вурст было бы не к месту».

Налицо образ транссексуально-шизофренического раздвоения личности, созданного в виде коммерческого симулякра. Короче, коммерческий транссексуал. В общем, классический пример евроатлантического социального лифта: прорвавшийся к успеху и известности маргинал. По Делёзу — удавшийся шизофреник.

Таким образом, сценографический образ транссексуала не случайно, как бы, вдруг, стал столь популярен в политическом истеблишменте Европы. Оказывается, «кончитовустерианство» сознательно продвигаемо — это уже навязываемый некий знак-манифест, это уже фундаментально обоснованная, и иначе как богоборческой не называемая идеология, которая провозглашает новые социальные революционные преобразования, которые происходят на наших глазах, и уже сегодня мы лицезрим их в Европе.

Речь идёт об обществе с абсолютно другой моралью, с другими властными построениями. Фактически это построение некоего общества-перевёртыша, где чёрное уже становится белым, а белое становится чёрным. Где во властвующую элиту входят транссексуалы-шизофреники, где традиционная семья заменена чем-то по-свингерски другим. А те, кто ещё остался в «оковах» традиционной семьи, должны стать рабами — низшей и презренной кастой.

Как властно будет устроено это новое общество — тема будущего разговора.

24-05-2015, 15:05

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на ЯндексДзен

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
 

Мнение на отмену наличных денег из Европы. Доводы: за и против

Следующая

Беженцы из Африки ставят мат коренному населению Европы

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий