ВХОД

Забыли пароль?
 

Комментарии политиков по поводу попытки массового изнасилования мигрантами женщин в Кельне начинают носить шизофренический характер

В мире Tugar 12.01.2016 0 780

События на привокзальной площади Кельна, произошедшие во время празднования Нового года, вторую неделю остаются в центре внимания мировой прессы. Напомним, несколько тысяч — в полицейских же отчетах предпочли эвфемизм «около тысячи» — получивших пристанище в Германии арабских беженцев устроили настоящую публичную оргию. До прямого полного бесстыдства и явного преступления дело, слава Богу, не дошло. Но сама акция представляла, на наш взгляд, однозначную демонстрацию того, каким образом новые немецкие граждане собираются «интегрироваться» в «мультикультурное общество» ФРГ.

На беспрецедентно угрожающий характер мероприятия не только для Кельна, но и страны в целом указывало все: массовость, четкая организованность (которой до сих пор упорно «не замечают» немецкие власти), неадекватная агрессивность участников, находящихся в алкогольном и наркотическом опьянении, озвучиваемые публично угрозы и наглые высказывания в отношении женщин Германии, полиции и властей. Эту безрадостную картину усугубляла наглая и решительная убежденность в своей безнаказанности.

Уже неоднократно обсуждалось, как кельнская полиция по поручению обер-бургомистерши города Хенриетте Рекер обошлась с агрессивными пьяными сластолюбцами — аки с детками, в массовом порядке сбежавшими из школы. Жалобы от пострадавших женщин, которых уже зафиксировано более 500, во внимание не принимались. Впечатления несчастных женщин, спешивших к своим семьям, чтобы отметить праздник, но попавших внутрь групп обезумевших новых сограждан толерантной Германии, не поддаются пересказу.

И что же произошло на следующий день? Что крайне важно для Европы — ничего не показали по телевидению. Это уже позже под нажимом общественного мнения стали демонстрировать кадры развернувшегося вандализма. И стало понятно, почему видео постарались не показывать: картинка более чем красноречиво обнаруживала крах постхристианской Европы. Дело в том, что привокзальная площадь города, по сути, является и площадью перед знаменитым Кельнским кафедральным собором.

Стали говорить о том, что безобразники-беженцы вели себя не как кандидаты в граждане Германии, а как оккупанты. Большинство из заигравшихся арабских мужичков имеют только справки о статусе беженцев, которые они рвали на глазах полицейских, нагло утверждая, что завтра достанут еще дюжину. Та же участь постигла и новенькие паспорта уже успевших получить гражданство развратников. При этом для пущего эффекта и усугубления глумления доблестные воины, правда, решившие, что воевать с немецкими фрау и фройляйн куда как доблестнее, чем с ИГ (запрещена в РФ), добавляли: «Вы ничего нам не сделаете — нас пригласила сама Ангела Меркель». Надо ли говорить, что наутро в полицейских участках не оказалось задержанных.

Обер-бургомистр Кельна решила прекратить нездоровые настроения в городе доселе невиданным политическим и риторическим приемом. Она прямо высказалась в том духе, что-де слабый пол Кельна слишком уж неподобающе одевается и, видимо, вольно себя ведет: «Отныне необходимо полностью изменить концепцию подхода к подобного рода происшествиям». В первую очередь следует внедрить «коды поведения для девушек и женщин», с тем чтобы «подобное не случилось с ними». Перечень «кодов поведения» гамбургских женщин в оккупированном городе уже в скором времени будет выложен онлайн, пообещала бургомистр, присовокупив, что необходимо находиться от насильников на «расстоянии вытянутой руки». Необычайно полезный совет: каждый, будь он мужчиной или женщиной, побывавший в переделке с надравшимся до положения риз неандертальцем ясно понимает всю его эффективность.

Правда, уже через несколько дней госпожа обер-бургомистр стала оправдываться: «Если я обидела своим высказыванием жертв преступлений, я хотела бы искренне извиниться перед ними. Я не хочу и не буду давать женщинам советы по поведению». Но от публикации правил поведения для женской половины толерантного общества так и не отказалась.

Протестную демонстрацию движения ПЕГИДА (Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes, Патриотические европейцы против исламизации Запада) разогнали со всей возможной жестокостью, включая водометы, что в январе должно и взбодрить кельнцев, улучшив понимание политики партии и правительства по всеобщей толерантности и всепрощенчеству, и в то же время охладить слишком горячие патриотические сердца и обиженное сознание отцов и мужей пострадавших немок.

По рунету гуляет все эти дни весьма точная фраза, характеризующая поведение правящей в Германии и вроде бы правой партии ХДС, призванной, в общем-то, бороться за традиционные ценности и четкое соблюдение всенародного благочиния: «Это не правые, это переодетый "Гринпис"». Конечно, Ангела Меркель выразила возмущение в связи с нападениями и подчеркнула, что они требуют жесткого ответа со стороны правоохранительных органов. Вот только к тому времени, когда канцлер выступила с заявлением, с момента совершения нападений прошло около пяти суток, а значит, преступники давно скрылись, и пострадавшие уже никогда не добьются справедливости, отмечает автор статьи в газете Deutsche Wirtschafts Nachrichten. Фраза «открытые границы» стала для Европы настоящим кошмаром, добавляет журналист.

События, произошедшие в новогоднюю ночь в Кельне, вывели вопрос о безопасности Европы на совершенно новый уровень и должны были заставить Меркель бить тревогу. Однако реакция канцлера оказалась чересчур сдержанной. Тех, кто ждал от Ангелы Меркель ясного ответа или по крайней мере сочувствия, постигло разочарование, пишет Deutsche Wirtschafts Nachrichten. Проблема в том, что правозащитные меры не работают в том светлом и радужном воображаемом мире, в котором поселилась канцлер Германии.

В еще более светлом и, можно сказать, сверхсияющем мире живет еще один европейский политик — верховный представитель по международным делам Евросоюза Федерика Могерини. Выступая в эти дни в Праге, где, заметим, ее за язык никто не тянул, глава внешней политики ЕС, комментируя кельнские события, обнаружила навыки учительницы младших классов какой-нибудь захудалой школы при заштатном монастыре где-то в альпийской глуши. «Насилие в отношении европейских женщин присутствовало и до массового наплыва мигрантов в Европу», — успокоила и пражан, и в их лице всех европейцев синьора Могерини, видимо, вдруг вспомнив пришествие норманнов в Южную Италию. Не ограничившись этим историческим открытием, Федерика Могерини добавила: «Существуют хорошие и плохие люди, вне зависимости от их национальности или происхождения».

Все это, конечно, правда, и вряд ли кто сможет опровергнуть железобетонные аргументы главного европейского дипломата. Только вот хочется спросить госпожу Могерини: когда это в последний раз скопление, превышающее статистическую погрешность, плохих людей мужского пола одной национальности привело к организованному нападению на хороших женщин другой национальности? Произносить банальности и нравственные истины для дипломата — дело привычное и даже профессиональное. Такая манера выручает во многих случаях. Но не в этом.

Отвечая взрослым дядям и тетям, уже имеющим некоторый опыт межполовых отношений и нравственного развития, цитатами из детсадовских книжек, Федерика Могерини либо считает шизофрениками слушателей, либо сама является таковой. Пора реверансов и эвфемизмов прошла — вещи надо называть своими именами, иначе нас ждет коллапс всей общественной и нравственной системы европейской цивилизации. Какие бы ни были у политиков планы в отношении беженцев, массовое преступление должно быть названо массовым преступлением, вне зависимости от того, кто это сделал: пьяные кельнские бюргеры или накачанные наркотиками беженцы-арабы.

За сутки до оккупации Кельна беженцами, 30 декабря, федеральный канцлер Германии госпожа Меркель пророчески заявила: «Я убеждена: при правильном подходе сегодняшняя большая задача по приему мигрантов и интеграции столь большого количества людей — это шанс на завтрашний день». Кто бы знал, что шанс представится прямо на следующий день — 31 декабря. Но, видимо, воспользоваться им фрау канцлерин не торопится. Остается только добавить, что главными медийными персонажами кельнских событий стали обер-бургомистр города Хенриетте Рекер, федеральный канцлер Германии и лидер правящей партии ХДС Ангела Меркель и верховный представитель по внешней политике ЕС Федерика Могерини. Все три — женщины. И как-то очень неуютно становится жить в мире, где женщины, облеченные немалой властью, не хотят и пальцем пошевелить, чтобы наказать виновных и предотвратить тем самым дальнейшие подобные эксцессы в отношении своих сестер

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆

 

Россия разыгрывает "газовую" карту с Украиной в целях строительства "Северного потока-2"

Следующая

К чему приводит феминизм. История появления феминистической заразы в России. Роль феминизма в событиях Германии

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий