ВХОД

Забыли пароль?
 

Движется ли Украина к своей "ночи длинных ножей"

На Украине Luxery 14.08.2015 0 912

Есть основания полагать, что за событиями на западе Украины скрывается вовсе не банальный конфликт за контроль над потоками контрабанды, а нечто значительно большее. Начавшись как небольшая стычка боевиков «Правового сектора» с охранниками депутата Ланьо, которых поддержали правоохранители, «мукачевский инцидент» перерос в открытое противостояние группировок, в той или иной степени интегрированных в нынешнюю украинскую власть.

С долей условности, это конфликт между теми, кто уверен, что «революция гидности» не достигла своих целей и должна быть продолжена до «полной победы над коррупцией и засильем олигархов», и теми, кто заинтересован в прекращении бузы на просторах незалежной, консервации ситуации и наведении элементарного порядка. Опять же очень условно олицетворением первых можно считать «Правый сектор» и его атамана Яроша, а вторых – министра внутренних дел Авакова.

Судьба сколоченного на евромайдане альянса «сокрушителей режима Януковича» подтвердила старую истину, что союзы, построенные на негативной основе, т.е. против кого-то, недолговечны. Когда общая угроза исчезает или утрачивает актуальность, вчерашние партнеры становятся врагами, чьё существование в одном времени и пространстве невозможно. По всей вероятности, сейчас такой момент наступил.

По прошествии полутора лет очевидно, что каких-либо серьёзных внешних угроз для комплота, попилившего власть на Украине, сейчас нет: очаг вооруженного сопротивления новой власти локализован пределами Донбасса и не имеет перспектив к расширению из-за позиции России, не поддержавшей проект «Новороссия». А значит, возникают объективные предпосылки, чтобы расставить точки над «ё» в отношениях с союзниками, которые стали ненужными.

Сейчас, с точки зрения властей Зоны «У», «Правый сектор» приносит больше вреда, чем пользы: являясь параллельной силовой структурой, он игнорирует указания государственных органов и способен в любой момент подменить их, - если не в масштабах всей страны, то отдельных регионов. Неизбежным следствием этого является подрыв авторитета власти в глазах населения и рост нестабильности. И чем дольше это длится, тем хуже для Киева. По сути, «правосеки» и их главарь, претендующий на роль то ли реинкарнации Бандеры, то ли нового Хмельницкого, становятся в нынешних условиях основной головной болью для правительства Яценюка, которое, для того, чтобы сохранить расположение зарубежных спонсоров, должно доказать, что у него «всё под контролем».

Бывший глава МВД Украины Виталий Захарченко считает, что проблема «Правого сектора» принципиально не решаема: «Попытки поставить их в строй, то есть в армию или милицию, бесперспективны. Они не хотят туда. Их логика такая: «Мы не будем связывать себя с прогнившей, дискредитировавшей, коррумпированной системой. Мы – хорошие, чистые, честные». Так они утверждают. Хотя именно они привели к власти ту самую команду, против которой сегодня выступают… Выхода у власти нет: воевать с ними невозможно, разоружить тоже, поставить в строй – не пойдут».

В последнем бывший главный милиционер незалежной не прав. Решение у «теоремы Яроша» есть, и оно достаточно простое. Однако для его воплощения нужны не только ресурсы, но и политическая воля, т.е. то, что ни сам Захарченко, ни его шеф Янукович зимой 2014-го не проявили. И мировая история знает массу подобных примеров. Наверное, наиболее показательным из них являются события лета 1934 года в Германии, вошедшие в хроники под названием «Ночь длинных ножей»...

Сейчас многим кажется, что после того, как впавший в маразм президент Веймарской республики Гинденбург назначил Гитлера 30 января 1933 года канцлером Германии, тот буквально на следующий день стал диктатором, единолично определяющим судьбы страны. Нет, это произошло далеко не сразу. На тот момент бывший ефрейтор кайзеровской армии хоть и возглавлял партию, имевшую относительное большинство в рейхстаге, но не мог чувствовать себя полным хозяином даже в ней. Долгое время конкуренцию Гитлеру составлял его заместитель, лидер «социалистического» крыла НСДАП Грегор Штрассер, которого удалось выдавить из партии при активной помощи вождя штурмовых отрядов СА Эрнста Рема.

Однако, решив одну проблему, фюрер столкнулся с другой – ростом влияния самого Рема, который считал, что занимаемый им пост министра без портфеля не соответствует его заслугам. Ведь именно возглавляемая им СА в уличных схватках с левыми создавала авторитет партии и обеспечивала победы на выборах, именно штурмовики разгромили наиболее опасных противников Гитлера – коммунистов – и «зачистили» политическую поляну после его назначения канцлером.

Имея под рукой четыре миллиона верных коричневорубашечников, Рем считал, что может диктовать условия. Для начала он потребовал назначить его военным министром и главнокомандующим, настаивая на ликвидации рейхсвера и его замене «народной армией», под которой понималась СА. Рем готовился к дальнейшей борьбе, призвав штурмовиков «не снимать пояса» и приказав немедленно докладывать ему о «любом враждебном акте против СА».

Амбиции Рема подогревались настроениями среди штурмовиков. Заявления Гитлера о том, что «революция закончена», они считали предательством, настаивая на продолжении банкета. На сходках СА фюрера поносили последними словами. Всё чаще слышались крики «Долой паяца!», «От мертвого Адольфа пользы больше, чем от живого!», «Гитлер продался банкирам». Льстецы в окружении Рема сравнивали ситуацию в Германии с 1917 годом в России, а Гитлера с Керенским, намекая на то, что их вождь мог бы стать немецким Лениным. Главарю штурмовиков это нравилось, он постепенно входил во вкус, заявляя: «Мы не будем чистить улицы для благородных джентльменов».

Получалось, что СА – ударная сила «национал-социалистской революции» – стала представлять угрозу для партии, чьим боевым крылом она являлась. В условиях, когда ещё не окрепшая власть нацистов нуждалась в порядке и стабильности, бузотёры-штурмовики были больше не нужны.

Против Рема объединись президент рейхстага и глава полиции Пруссии Геринг, рейхсфюрер охранных отрядов СС Гиммлер, министр пропаганды и народного просвещения Геббельс и военный министр Бломберг. Они сумели убедить Гитлера в том, что СА готовит заговор с целью его отстранения и ликвидации. Фактов хватало; о недовольстве «коричневых рубашек» фюрером знали все. Своё веское слово сказали и спонсоры НСДАП, представлявшие финансовые и промышленные круги Германии и США, их планам тоже мешали штурмовики и их неуправляемый вожак.

Несмотря на громкие заявления, сам Рем к решительным действиям был не готов, считая, что с Гитлером, которого он после Первой мировой спас от голодной смерти, можно договориться полюбовно. Стремясь к компромиссу и рассчитывая притушить страсти среди соратников, глава СА объявил, что с 1 июля 1934 года все штурмовики отправляются в отпуск. Но это уже не могло его спасти, участь Рема была решена.

Утром 30 июня Гитлер в сопровождении отряда вооружённых эсэсовцев нагрянул в отель «Гензльбауэр» в местечке Бад-Висзее под Мюнхеном, где Рем и верхушка СА праздновали начало отпуска. Все присутствовавшие были арестованы, некоторых расстреляли на месте. Остальных, среди которых был и Рем, отвезли в мюнхенскую тюрьму «Штадельхайм». Там на следующий день вождь штурмовиков и нашёл свою смерть.

В это же время по заранее составленным Гиммлером, Герингом и Гейдрихом спискам СС арестовала руководителей СА в других городах Германии. Многих не довезли до тюрьмы, убив «при попытке к бегству». Штурмовики были обезглавлены. Заодно свели счеты и с уцелевшими политическими противниками режима: были расстреляны бывший заместитель Гитлера по партии Штрассер, экс-канцлер Шлейхер, последний глава разведки и контрразведки Веймарской республики генерал фон Бредов, бывший генеральный комиссар Баварии фон Кар, в 1923-м подавивший «Пивной путч». Всего за время событий, получивших название «Ночь длинных ножей» (наиболее отличившихся участников наградили именными кинжалами), было уничтожено без суда и следствия более тысячи человек..

Именно после этого Гитлер получил полную власть в Германии. Установлению его личной диктатуры больше ничего не мешало. А на смену революционной стихии коричневых штурмовиков пришла железная дисциплина чёрных эсэсовцев, ставших верной опорой и наиболее эффективным инструментом режима.

Свои «ночи длинных ножей» позже произошли и в Румынии, где Антонеску жестко «зачистил» помогшую ему прийти к власти «Железную гвардию», и в Испании, где Франко после победы в гражданской войне разобрался с верхушкой фалангистов, и в других странах, где устанавливались диктаторские режимы. Похожая коллизия описана и в повести Стругацких «Трудно быть богом». В ней «серые штурмовики» совершают государственный переворот в Арканаре, расчищая дорогу чёрным рыцарям Святого Ордена, которые безжалостно расправляются со своими помощниками, уже возомнившими себя хозяевами страны.

У коричневорубашечников Рема, «правосеков» Яроша, румынских железногвардейцев, испанских фалангистов, «серых штурмовиков» дона Рэбы и прочих «двигателей» революций и переворотов общая судьба. Выполнив свою миссию, они неизменно попадают под удар новой власти, которой больше не нужны. Разница лишь в том, что на Украине своя «ночь длинных ножей» ещё не наступила. Но в том, что она рано или поздно произойдет, нет никаких сомнений. Ведь после «серых» всегда приходят «чёрные».

Леонид Маринский

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на ЯндексДзен

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
 

Англичанин разоблачил ЦРУ в уничтожении Боинга над Украиной

Следующая

Первый раскрылся. Яценюк: Украина не является моей родиной и я не собираюсь здесь жить!

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий