ВХОД

Забыли пароль?
 

США и Китай стремительно сближаются в экономическом противостоянии. КНР потребуется помощь России и других стран

Экономика Tugar 26.12.2016 0 1 129

В мире складывается уникальная ситуация. Две взаимозависимые экономики: американская и китайская, грозят столкнуться между собой, породив невиданный до селе катаклизм, волны от которого ударят по остальным участникам экономической системы, - сообщает James Rickards.

Те, кто в теме, отмечают ускоренное наклонное движение экономики Китая вниз. При чем этот процесс уже не поддается глобальному изменению, а только легкой корректировке. Именно поэтому многие специалисты предлагают принять этот процесс за устойчивое направление и зарабатывать на нем деньги.

Каким образом китайская экономика смогла войти в штопор, если на сегодняшний день она обладает самой высокой покупательной способностью, не говоря уж о втором в мире показателе ВВП.

Если обращать внимание только на цифры, то здесь все выглядит более, чем хорошо. Экономический рост за последние десять лет колебался от 6 до 12 %, в то время как основные экономики, начиная с 2007 года росли в промежутке 0-2 %. Эти цифры однозначно показывают, что экономическое развитие КНР происходило в какой-то мере за счет других стран. При этом, надо учитывать не совсем доскональную и правдивую китайскую отчетность, которая закладывается в официальные показатели.  

Объективная же картина такова. При среднем мировом уровне инвестиций в 30%, в Китае этот показатель составляет 45%. Это само по себе очень много, однако ситуация усугубляется и тем, что инвестирование происходит большей частью за счет займов, усиливая и без того высокую долговую нагрузку на китайскую экономику.

Значительная часть инвестиций не дает никакой отдачи. В качестве примеров можно привести построенные города - призраки, в которых не проживают жители, а их жилищный фонд и инфраструктура постепенно начинает приходить в негодность.

Равно, как и сверхсовременный железнодорожный комплекс Nanjing South. Его строительство обошлось в круглую сумму, а использование не окупает вложенные средства, поскольку по объективным причинам этот вокзал не может эксплуатироваться в том объеме загруженности, чтобы выйти на необходимый уровень рентабельности.

Если вычесть половину этих спорных инвестиций из совокупного объема, то ВВП снизится до 22-23%, а рост экономики - до 5,1-5,3%.

Китайские долги это отдельная тема для исследования, поскольку их точное количество вряд ли достоверно известно кому-то, кроме руководства самой КНР . Долговые обязательства распределены не только среди банковского сектора, чьи активы выросли в гигантских размерах. В последнее десятилетие они увеличились на 1 500% или с 2,5 трлн долларов США до 40 трлн. В китайских юанях эта сумма просто неприлично высока.

Весомый долговой китайский объем выходит за пределы банковского учета и оформляется в виде неких инвестиционных продуктов, падение стоимости которых во время кризиса 2008 года обрушили казалось бы тогда непотопляемый банк Lehman Brothers. Китайский экономический подход наплодил гигантскую “серую финансовую отрасль”. Она складывается из гарантий провинций, интеркорпоративного кредитования и офшорных схем трансфертного ценообразования. Если суммировать все эти финансовые обязательства, то вы будете неприятно удивлены необеспеченным объемом этого сверхгигантского долга.

Возникает закономерный вопрос - как при таких долгах Китай не обвалился. Ведь сумма его долга соотносима с долговыми обязательствами США. Но Соединенные Штаты штампуют необеспеченный ничем доллар, за счет чего пока еще и держатся. А Китай?

Китай не распространяет по всему миру свою национальную валюту, как это делают США, однако использует свой юань в качестве основного инструмента финансового манипулирования.

Например в 1994 году он единовременно и намеренно обрушил стоимость юаня на 35%, мгновенно повысив конкурентоспособность своего экспорта и продержал этот курс примерно до 2006 года.

Именно за эти годы КНР подняла свою национальную экономику, включая промышленный и банковский сектор. Низкий курс юаня спровоцировал "импорт" производств в Китай из развитых стран, включая США. Производство, а вместе с ним рабочие места, доходы и поступления от всевозможных налогов также перекочевали в Китай. И только лишь в 2007 году США смогли добиться от Китая повышения курса юаня, что, к слову сказать, так и не установило экономическую справедливость.

Осознавая уровень сложности, с которым китайская экономика сталкивается сегодня, власти КНР с 2014 года проводят ту же курсовую политику, что и 20 лет назад. Они методично опускают юань с 6 до 7 за американский доллар.

Дело дошло до того, что уже Дональд Трамп готов официально назвать  Китай “валютным манипулятором” и предложил серьезно повысить пошлины на китайские товары. Более того, он нарушил негласную политическую договоренность относительно непризнания Тайваня суверенным государством, существовавшую между Пекином и Вашингтоном, поговорив по телефону с главой острова.

Китай, в отместку за этот политический демарш, продемонстрировал свое пренебрежение к США, заполучив себе американское беспилотное подводное устройство, находящееся в территориальных водах Филиппин, раздражая тем самым самобытного президента страны Дуерто.

В дальнейшем Китай дрон, конечно, возвратил, но отношения между странами не только серьезно накалились, но и продолжают далее закручиваться в спираль.

Как американская, так и китайская экономики не видят впереди перспективы мирного разрешения наступающего серьезного кризиса. Обе страны настолько сильны экономически, что готовы, казалось бы, схватиться насмерть.

Девальвация юаня дает Китаю краткосрочные преимущества, поскольку влечет за собой сначала падение американских рынков, а в след за этим и покупательскую способность китайского экспорта на территории США. Вот она - глобализация в действии.

В то же время иного пути для Китая никто предложить не может, а значит вероятность экономической войны между Пекином и Вашингтоном только увеличится.

Если в 1994 году снижение курса юаня преследовало цель поднять китайскую экономику, обеспечив экспорт своего товара, то сейчас ситуация несколько иная. Из страны вывозится капитал, находящийся в распоряжении богатых китайцев. Они опасаются новой девальвационной волны, и, как следствие, уменьшение своих капиталов, номинированных в юанях.

Чтобы не уменьшать спрос на доллары КНР была вынуждена истратить за прошедшие два года очень серьезную сумму, равную почти 1 трлн. долларов, уменьшив объем государственных казначейских облигаций США до 1 115 трлн. в октябре 2016 года.

Теми же путем пошли и общие резервы Китая. За два года они снизились до $3 трлн. Стоит более подробней остановиться на этой сумме. Дело в том, что как таковых 3 трлн. долларов у Китая не существует.

Один трлн. американских долларов существует теоретически, поскольку погребен под неликвидами. Другой -  заготовлен для бэйл-аутов китайских банков в связи с будущим кредитно-финансовым кризисом. Из всех ранее накопленных валютных запасов  остается лишь $1 трлн. Именно он и будет направлен на стабилизацию (в версии руководства страны) курса юаня.

Согласно данным официальной статистики капитал из Китая ежемесячно утекает в размере примерно равным 100 млрд. долларов. Нехитрые подсчеты показывают, что  Китаю этих денег останется примерно на один год, при условии, что руководство КНР не будет предпринимать меры по спасению своей экономики.

Из всех путей выхода из ситуации, а их всего представляется три, - КНР, скорее всего, выберет девальвацию юаня. Остальные два - повышение процентной ставки и контроль за бегством капитала приведут либо к кредитному кризису, либо к еще большим финансовым потерям по причине ухода денег из страны и уменьшению иностранных инвестиций.      

Поскольку уменьшение курса юаня по отношению к доллару в целях хоть какого-то спасения китайской экономики  неизбежно, как восход солнца, то и американский ответ придет очень быстро.

Можно не сомневаться, что в китайско-американской войне европейские страны и часть азиатских поддержат США и также поднимут таможенные тарифы на китайские товары, поддержав своего производителя. А вот как поступят сегодняшние китайские союзники в лице России и других нефтедобывающих стран, вопрос интересный.

По логике развития событий они должны будут хоть частично, но открыть свои рынки для китайских товаров, таким образом отвечая добром на то, что КНР приобретала у них нефтепродукты в тот момент, когда американские корпорации вместе с саудитами хотели совершить политические и экономические убийства этих стран путем обрушения цен на нефть. Ранее это им удалось провернуть в отношении СССР, поскольку тогда Советский Союз никто не поддержал и не стал покупать у него нефть. В итоге СССР развалился по западному сценарию.    

Если Обама заигрывал с Китаем, пытаясь соблюсти взаимные интересы, то Трамп нацелен на полное подчинение Китая американским интересам. Это означает серьезные экономические боевые действия и кто в них станет победителям не ясно, поскольку обе страны приготовились идти ва-банк.

К слову сказать, Китай в качестве экономического инструмента держит в резерве свои золотые запасы, о действительном количестве которых точно не известно никому, кроме руководителей Китайской коммунистической партии и первым лицам государства.

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆, или оцените наш канал на ЯндексДзен

 

Первые негативные экономические последствия изъятия крупных купюр в Индии

Следующая

Население Греции закабаляют новым запретом на хождение наличных денег. Неисполнение новых правил влечет наложение штрафов. Банкиры одели на греков тугой хомут

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий