ВХОД

Забыли пароль?
 

Макрон выбирает путь диктатуры и тоталитаризма, а что выберет французский народ?

Аналитика Luxery 5.02.2019 1 279

Президент Франции Эммануэль Макрон попал в патовую ситуация. Он получил страну, которая до него скатывалась к кризису практически во всех отраслях, включая и социальную сферу.

Движение "желтых жилетов" возникло именно в связи с этими обстоятельствами, но спусковым крючком в ноябре прошлого года стали "реформы" нового президента.

Понижение налогов для самых богатых, и их увеличение для остального населения в виде повышения налога на топливо стало последней каплей, - пишет Guy Millière.

Правительство и президент Франции Эммануэль Макрон делают все возможное, чтобы подавить движение. Они пытались оскорблять и оклеветать протестующих, опустившись до высказываний о том, что демонстранты являются "крамольниками", желающими уничтожить учреждения, а также и фашистами в "коричневых рубашках". А затем, уже 31 декабря, Макрон назвал их "ненавистными толпами антисемитов", что уже не лезло ни в какие ворота.

Как следствие, его популярность упала еще ниже.

Министр внутренних дел Кристоф Кастанер приказал полиции прибегнуть к крайней степени насилия, невиданной со времени алжирской войны (1954-62). Только за последние несколько недель 1 700 протестующих были ранены, причем некоторые серьезно. Девятнадцать потеряли глаза; у  четверых медики отняли руки.

Макрон никогда не рассматривал протестующих как людей, имеющих право выдвигать законные требования, поэтому он никогда на них не обращал внимания. Он только согласился приостановить введение топливного налога и немного увеличить минимальную заработную плату. И это все после нескольких недель протестов.

Журналисты считают, что Макрон думал, что движение исчезнет по окончанию года; что насилие и отчаяние полиции заставят демонстрантов смириться с их судьбами, и что поддержка широких слоев населения рухнет.

Однако ничего подобного не произошло.

Понятно, что Макрон не хочет удовлетворять основные требованиям протестующих и не уйдет в отставку. Пока он только раздумывает провести референдум, однако вопросы, которые будут поставлены перед народом еще не определены.

Ранее Макрон призвал для решения проблем, стоящих перед страной, к "великим национальным дебатам". Однако вскоре стало ясно, что "великие дебаты" будут не те, что представляли себе протестующие.

В своем обращении к нации он не стесняясь указал, что итоги этих дебатов ни на что не повлияют и правительство продолжит двигаться в том же направлении.

Однако процесс проведения дебатов поразил даже самых унылых скептиков.

"Дебаты" проводились в форме двух его встреч в небольших городах с населением 2 000-3 000 человек с мэрами, выбранными самим Макроном. Организаторы также раздали им вопросы, которые нужно задать президенту.

За день до каждой встречи выбранный город находился под контролем легионов полиции. Все подъездные пути к городу были закрыты, и каждый, кто находился в желтом жилете или вез его в машинах, был оштрафован.

Проведение протестов в этих городах было категорически запрещено. Полиция позаботилась о том, чтобы дорога, по которой колонна Макрона двигалась к городам, в течение нескольких часов до прибытия колонны была очищена от французов.

Из числа тележурналистов присутствовали только отобранные Макроном.

Французов в очередной раз надули. Французский экономист Николя Лекауссин, выросший в Румынии, писал, что эти встречи напомнили ему о Румынии во времена коммунизма.

По мнению Эрика Земмура отчаянные попытки Макрона сохранить свое президентство бесполезны. Макрон утратил всю легитимность. Его президентство мертво… В течение трех месяцев страна остановилась экономически. Он попытался спасти свое президентство, навязав стране два месяца дополнительного экономического застоя и еще два месяца демонстраций. Когда люди окончательно поймут, что их обманули, гнев может возрасти ... Франция уже является страной, которая находится в очень плохом состоянии, - добавил Земмур.

Французская экономика действительно склеротична. Согласно индексу экономической свободы, подсчитанному Фондом "Наследие" и Wall Street Journal, Франция занимает 71-е место в мире и 35-е среди 44 стран Европы.

Индекс также указывает на то, что "бюджет хронически дефицитен"; "коррупция остается проблемой", а рынок  труда обременен жесткими правилами, что ведет к высокому уровню безработицы.

Франция потеряла почти все свои заводы - на рабочие места в промышленности приходится всего 9,6 % от общей занятости. Ее сельское хозяйство находится в руинах, несмотря на огромные европейские субсидии. Почти 30 % французских фермеров зарабатывают менее 350 евро ( около $ 400) в месяц. Десятки ежегодно совершают самоубийство. Высокотехнологичный сектор во Франции практически отсутствует.

Из страны началась утечка мозгов, которой не видно конца.

Одновременно каждый год приезжают 200 000 мигрантов из Африки и арабского мира, зачастую без профессиональных навыков. Большинство из них являются мусульманами и вносят свой вклад в исламизацию Франции.

На вопрос почему Макрон не следует интересам страны Земмур ответил :

"Макрон - технократ. Он думает, что всегда прав. Его запрограммировали делать то, что он делает. Для него Франция и французский народ не в счет. Он на службе у технократии. Он будет делать именно то, чего хочет технократия и высший класс, полностью изолированный от основной массы населения страны .."

Географ Кристоф Гийе всего за несколько недель до начала восстания издал несколько книг. В одной из них "Нет общества. Конец западного среднего класса" он объясняет, что французское население сегодня делится на три группы.

Первая группа - это правящий верхний класс , полностью интегрированный в глобализацию, состоящий из технократов, политиков, высокопоставленных государственных служащих, руководителей, работающих в многонациональных компаниях, и журналистов, работающих в основных средствах массовой информации. Члены этого класса живут в Париже и главных городах Франции.

Вторая группа живет в пригородах главных городов и в нежелательных для посещения зонах. Он состоит в основном из иммигрантов. Они мало работают, но получают значительные субсидии от правительства и все чаще живут в соответствии со своими собственными культурами и стандартами.

Третья группа чрезвычайно велика: это остальная часть населения. Именно эту группу называют "периферийной Францией". Члены этой группы состоят из государственных служащих низкого ранга, рабочих, ремесленников, мелких предпринимателей, владельцев магазинов, фермеров и безработных.

Для правящего высшего класса они бесполезны. Правящий верхний класс относится к ним как к прискорбному мертвому весу и не ожидает от них ничего, кроме молчания и покорности.

Члены "периферийной Франции" были изгнаны из пригородов из-за наплыва иммигрантов и появления запретных зон. Эта "периферия", по большей части, живет в 30 и более километрах от крупных городов. Людям этой группы все труднее сводить концы с концами. Они платят налоги, но видят, что растущая их часть используется для субсидирования тех, кто изгнал их из пригородных домов.

Не удивительно, что когда Макрон снизил налоги для самых богатых, но увеличил сборы для "периферии" на топливо, народ, помятуя его высокомерие, возмутился.

По мнению Кристофа Гийе у Макрона два выхода или признать существование "периферии", или обратиться к тоталитаризму.

26 января в Париже  тысячи "желтых жилетов" планировали мирно собраться на одной из главных площадей города, на площади Республики, для проведения "дебатов", но были жестоко разогнаны полицией с использованием резиновых пуль и гранат со слезоточивым газом Sting-Ball, которые во всей Европе применяет только французская полиция.

Однако весной 2016 года левые организовали дебаты в тех же местах, и им было разрешено оставаться там в течение трех месяцев без вмешательства полиции.

По мнению обозревателя Ивана Риуфола, высказанному в "Фигаро", репрессии, по-видимому, являются единственным аргументом касты власти, столкнувшейся с масштабным протестом, который не ослабнет.

Особый негатив сегодняшних событий контрастирует с беспорядками в восточных пригородах Парижа в 2005 году.

Тогда полиция была нацелена на прекращение беспорядков. Во время бунтов она проявляла сдержанность в применении силы для подавления насилия. Сегодня большинство протестующих не нападают на полицию. Но полиция получает приказы, заставляющие их быть очень жестокими.

Макрон выбирает тоталитаризм и диктатуру? А что выберут французы?

😆Устали от серьезных статей? Поднимите себе настроение 😆 самыми лучшими анекдотами!😆

 

Сирийско-израильско-иранский узел. Израиль утратил все свое превосходство, которое у него было в 2011 году

Следующая

США используют всего 12 шагов для смены неугодной власти в любой стране

Предыдущая

1 комментарий

  1. Рустам 5 февраля 2019 в 14:26

    Интересно написано про Францию, жилеты и перспективу. Автору респект!


Оставить комментарий