ВХОД

Забыли пароль?
 

Либералы-ювенальщики получили жесткий отпор от сторонников традиционных семейных отношений

В России Tugar 5.03.2018 1 433

28.02.2018 г. в рамках дискуссии  "Декриминализация побоев спустя год: последствия принятия закона", организованной  Общественной палатой России, произошла жаркая битва между родительской общественностью и продвиженцами ювенальной юстиции в России, - сообщает РИА Катюша.

Битва за воспитание подрастающего поколения шла между либералами и сторонниками традиционного семейного уклада, которых представляли эксперты Родительского Всероссийского Сопротивления, Общественного уполномоченного по защите семьи, Патриаршей комиссии по семье и другие.

Предметом спора стала попытка либералом вновь реанимировать законопроект о семейно-бытовом насилии.

Ведущий Владимир Винницкий повторил изрядно надоевший всем либеральный бред о том, что в стране "ежегодно от рук мужей гибнет 10 000 женщин". Он посчитал необходимым обязать государство "обеспечить барьер между обидчиком и жертвой", подразумевая  так называемый "охранный ордер", предусмотренный новыми нормами закона. Этот "ордер" признал бы полную дискриминацию мужчины, причем без оснований, каким могло быть решение судебной инстанции. Для этого достаточно было бы заявления члена семьи, "опасающегося насилия", включая супругу.

Одновременно Винницкий предложил одобрить уже подготовленный проект резолюции, признающей необходимость принятия органами власти законопроекта о семейно-бытовом насилии и необходимости возвращения уголовной ответственности за "шлепки".

Его поддержала уполномоченная по правам человека в Москве Татьяна Потяева, которая предложила вновь ввести ответственность за "шлепки", поскольку она нашла поддержку по этому вопросу у верховного комиссара ООН Лиенарте.

Потяева довела до сведения присутствующих о выявленных в Москве  4 293 неблагополучных семьях, в которых сохраняется "угроза насилия". Она же сообщила, что в Москве работает "горячая линия для женщин" и работают оперативные группы, которые в любой момент готовы посетить неблагополучные семьи "для проведения профилактики".

После ее выступления в спор вступил Александра Машкова из сетевой компании "Citezen Gо", задавшая  Потяевой вопрос о критериях для включения семей в число неблагополучных, приведя цитаты из методичек грантоедских проектов типа «Сестры», где среди критериев насилия названы попытки супруга контролировать время прихода второй половины домой и даже его переживания по этому поводу.

Председатель Родительского Всероссийского Сопротивления Мария Мамиконян спросила у Потяевой, почему она защищает только женщин — хотя мужская смертность значительно превышает женскую. Омбудсвумен необдуманно с воодушевлением заговорила о своей готовности "защищать гендерные интересы", но тут же сникла, когда Мария Рачиевна пояснила, что она имела в виду — а именно, то, что, если буквально верить западным методичкам, выходит, что лучшей профилактикой семейного насилия является запрет института семьи.

Уполномоченная по правам человека Московской области Екатерина Семенова поддержала Потяеву вернуть уголовную ответственность за впервые нанесенные побои (сейчас за это предусмотрен административный штраф) и ввести жесткие меры профилактики вроде тех же охранных ордеров и принудительных консультаций психологов.

О том же говорил и Виктор Немченков, представлявший на "круглом столе" аппарат Уполномоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Со слов Немченкова аппарат омбудсвумен намерен внести в ГосДуму предложение вернуть уголовную ответственность за шлепки.

Поддержали эти инициативы и некто Зубенко, советник Уполномоченной по детям Анны Кузнецовой, а также представлявший Следственный комитет РФ руководитель отдела аналитического обеспечения управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений Виктор Свечинов.

По словам этого последнего "большинство детских смертей, по крайней мере, которые фиксируются нами, связаны с домашним насилием". Между прочим, сама по себе эта фраза выглядит банальной манипуляцией — любому здравомыслящему человеку понятно, что дети умирают чаще всего отнюдь не от рук родителей и, напротив, семья — это естественная и самая безопасная среда для ребенка.

Единственным адекватным реальности среди выступавших на этом "круглом столе" чиновников оказался представитель МВД Алексей Сокол, который озвучил положительные результаты декриминализации побоев: в частности, то, что за прошедший год количество тяжких преступлений на бытовой почве сократилось на треть. Правозащитное лобби пыталось сделать вид, что не услышало этих слов. Но не тут-то было: модератор передал слово общественникам.

И здесь родители пошли в массовое наступление на ювенальщиков. Представлявший институт Общественного уполномоченного по защите семьи Андрей Цыганов назвал все происходящее на "круглом столе" манипуляцией и идеологической диверсией, уличив правозащитников в абберации (искажении) действительной картины, попытках представить частные случаи как общую практику и излишней доверчивости к советам наших геополитических противников.

По словам общественного деятеля, сама концепция семейно-бытового насилия, которая исходит из убеждения что семья — это место, где может процветать насилие — это "окно Овертона" и технология по разрушению семьи, придуманная сообществом половых извращенцев, использующих заведомо ложную статистику и манипулятивные техники.

Мало того, эта технология является одним из элементов западной колонизации России — неслучайно американское издание Bloomberg назвало отмену "закона о шлепках" "еще одним шагом на пути к идеологическому суверенитету России".

При упоминании фамилии автора ООНовской концепции семейно-бытового насилия Питера Ньюэла, осужденного за педофилию, госпожа Потяева явно занервничала и заговорила, что она "не знает, кто это такой".

Модератор Винницкий попросил сообщить альтернативную статистику по насилию в отношении женщин — и получил подлинные цифры из ГИАЦ МВД от главы РВС Марии Мамиконян, эксперта-криминолога Елены Тимошиной и других: чуть более 300 погибших женщин (а никакие не 10 000 или 14 000), а также то, что 93% преступлений в отношении детей — это никакое не насилие, а невыплата алиментов.

Коллеги из Всероссийского родительского сопротивления Александр Коваленин, Олег Барсуков, Жанна Тачмамедова блестяще и доказательно развенчали все основные мифа лоббистов семейно-бытового насилия: от статистики от иностранных агентов до общепонятной истины, что социальная норма, которую признают 90% населения, не может признаваться преступлением.

Модератор Винницкий почти на час продлил "круглый стол" и под конец признался, что родительские организации "открыли ему глаза". Хочется надеяться, что: не только ему.

Финальным гвоздем в крышку ювенального гроба стало заявление представительницы Патриаршей комиссии по семье Екатерины Чистяковой, которая назвала отмену "закона о шлепках" "победой здравого смысла над групповыми интересами".

В конечном итоге представители родительской общественности предложили принять свой проект резолюции, в который внести предложение о введении уголовной ответственности для госслужащих и СМИ за попытки введения в заблуждение органов государственной, в частности, законодательной власти, а также навязывание чуждых концепций, разрушающих семью.

Ждём Вас в нашем канале Политика и экономика Politus, где публикуется дополнительная информация, не размещенная на сайте

 

Существенный рост российского экспорта машиностроения в 2017 году - неожиданные цифры

Следующая

Новый законопроект, касающийся миграции, внесён на рассмотрение Госдумы

Предыдущая

1 комментарий

  1. Воевода 5 марта 2018 в 17:19

    Грамотная статья, особенно убойно про главного ювенальщика из ООН, осужденного за педофилию!


Оставить комментарий