ВХОД

Забыли пароль?
 

По мере окончания войны в Сирии, разогревается следующий гражданский конфликт в Ираке

В мире Tugar 10.09.2018 1 664

Второй самый густонаселенный город Ирака, Басра, в буквальном смысле горит. После подавления бунта беспорядки возникли с новой силой, - пишет Adam Garrie.

Сначала демонстранты вышли на улицы, чтобы выразить протест против нехватки питьевой воды в городе, а также протестуя против массовой безработицы. В результате стрельбы по демонстрантам пять протестующих были убиты.

Самым тревожным являются поджоги протестующими нескольких правительственных учреждений и партийных офисов за исключением зданий, принадлежащих политическому движению Муктады Аль-Садра. Этот политический деятель пытается сформировать правительство с широкой коалицией, в которую предположительно будут входить фракции, лояльные нынешнему премьер-министру Хайдеру Аль-Абади.

Многие эксперты предположили, что протесты являются частью печально известной стратегии Аль-Садра, чтобы сохранить и взять в заложники существующую власть, заставив ее пойти на значительные политические уступки.

Но помимо этого  для протестов существуют несколько геополитических причин. Многие из протестующих, лояльных к Аль-Садру, присоединились к его призывам упразднить Народные мобилизационные подразделения, которые были сформированы в ходе войны против ИГИЛ (запрещено в России).

Ими руководит самый жесткий политический соперник Аль-Садра - Хади Аль-Амири. Оба лидера, считающимися национальными героями, имеют разных геополитических покровителей.

Хади Аль-Амири свободно говорит на персидском языке (фарси) и считается главным политическим союзником Ирана в Ираке. В отличие от него Аль-Садр тяготеет к Саудовской Аравии.

Аль-Садр сегодня поддерживает хорошие отношения с США, несмотря на то, что после вторжения США в Ирак в 2003 году убивал много американских солдат. Одновременно он негативно настроен по отношению к Ирану и Сирии, включая президента Башара Асада.

Таким образом сложилась необычная ситуация. Проиранский Аль-Амири и просаудовский Аль-Садр оба выступают против сегодняшнего правительства в Ираке. Вместе с тем пока непонятна ситуация с иракской армией. По некоторым данным она присоединилась к протестующим, по другим - нет.

В условиях хаоса, создавшегося после американской агрессии, только единственный раз население объединилось в борьбе против ИГИЛ.

После совместного разгрома террористов ситуация на местах вернулась к межфракционному соперничеству. Каждая сила поддерживается различными крупными региональными и международными игроками.

Вдобавок к этому народ испытывает настоящую ненависть к внутренним и международным политическим силам, действия которых привели у экономическому упадку страны, разгрому социального благосостояния, беззаконию и масштабной коррупции.

Быстро ухудшающаяся ситуация в Ираке также указывает на ложность постулата противостояния между "шиитами и суннитами". Политики-шииты сражаются друг с другом, равно как и армия шиитов подавляет подавляющее большинство восставших шиитов в Басре.

На протяжении всей ирано-иракской войны 1980-х годов богатый нефтью прибрежный иракский город Басра был опустошен как с точки зрения человеческого населения, так и его физической инфраструктуры. После того, как США начали войну в Ираке в 1990 году преимущественно шиитский мусульманский город и такой же шиитский регион открыто восстал против иракского правительства Саддама Хусейна. Это восстание было беспощадно подавлено, как и следующее восстание в 1999 году.

В течение 1990-х годов большая часть внутренней кухни указывала на сектантскую репрессию президента-суннита Саддама Хусейна. Тогда правительство Саддама прямо было нацелено на выдающихся шиитских священнослужителей и политических деятелей, открыто сговорившихся против законного центрального правительства.

Сегодня Ирак управляется премьер-министром и парламентом от имени большинства шиитов, и, несмотря на очень отличающуюся политическую реальность от лет правления Саддама, история, похоже, повторяется.

Протесты в Басре на фоне падения уровня жизни демонстрируют не столько коллективный политический протест, сколько являются региональной агитацией против нынешнего правительства, статус которого является чем-то сродни затянувшемуся по времени временному правительству.

Премьер-министр Хайдер Аль-Абади, будучи во власти во время правления Саддама в 1980-х и 1990-х годах, расправляется с группой шиитов, как ранее это делал Саддам.

Сегодня широко известно, что политический лидер и шиитский священник Муктада Аль-Садр возглавляет восстание также, как многие его политические оппоненты несколько десятилетий назад.

Во время последних выборов Аль-Садр, вступив в противоречивый альянс с группой шиитов антииранского толка, что выглядит несколько необычным, но отнюдь возможным в исламской политике Ирака, создал реальную угрозу для слабого премьер-министра шиита Аль-Абади, как когда то для президентского правления иракского суннита Саддама Хусейна.

Сегодняшняя разница заключается в том, что уже не обвинишь суннитское руководство страны в борьбе с шиитским населением Басры, поскольку иракское правительство в настоящее время является правительством большинства шиитов.

И наоборот, в те давние времена Саддам обвинял Иран в разжигании мятежа в Басре. Сегодня этого уже не сделаешь, поскольку Иран является близким и важным союзником как нынешнего правительства, так и его главного соперника Аль-Садра.

Это доказывает, что внутренние проблемы Ирака всегда были более сложными, чем повествование о шиитах и суннитах, а также более сложнее, чем лозунг "Арабы против Ирана".

Дело в том, что современные иракские границы были установлены в 1916 году секретными англо-французски соглашениями между Марком Сайксом и Франсуа Жорж-Пико.

По сути это было сделано намерено. Тогда произошло слияние трех османских вилайетом (провинций), каждая из которых имела и сохраняла уникальные социальные, этнические, религиозные и культурные традиции.

Именно поэтому для глубокого понимания происходящего правильно считать Ирак страной, разделенной на провинции бывшей Басры, бывшей провинции Багдада и бывшей провинции Мосула, а не страной шиитско-сунитского противоречий.

Кроме того, следует иметь ввиду шиитско-арабское противостояние, а также курдские притязания на события в регионе.

Таким образом мятеж Басры влечет за собой возможный и сложный пересмотр разграничивания территорий, если только силовыми методами не будет предпринято нечто иное.

Нынешние события ни оправдывают, ни осуждают недавнее политическое прошлое. Однако для их глубинного понимания не следует их упрощенно истолковывать как сектантско-религиозную борьбу.

Ситуация в Ираке настолько сложна, что может вылиться в новую гражданскую кровавую войну, которая после Сирии может стать постоянным источником проблем для всего региона.

Ждём Вас на нашем канале Политика и экономика Politus, где публикуются дополнительные статьи, не размещенные на этом сайте

 

Китай испытал новые гиперзвуковые ракеты, расстроив американских экспертов и военных из Пентагона

Следующая

Католическая церковь в Нью-Йорке потратила более $ 2 млн на попытки блокировать законы против педофилии, прикрывая своих священников-педофилов

Предыдущая

1 комментарий

  1. Приколист 13 сентября 2018 в 20:55

    Иран и Ирак это головная боль для всего Ближнего Востока. С Израилем тот же расклад


Оставить комментарий