ВХОД

Забыли пароль?
 

Переход на нефтеюань - это решение проблем Ближнего Востока: только торговля без доминирования и принуждения

Политика Luxery 13.12.2017 1 340

Иранские парламентарии призвали мусульманские страны разорвать все связи с Израилем и до «минимума» сократить экономические связи с Соединенными Штатами. Это происходит на фоне официального объявления палестинской ХАМАС "Третьей интифады", - рассуждает Adam Garrie.

Посыл Ирана был направлен не только к Египту, Иордании и Турции, единственным трем мусульманским государствам, признающих Израиль, а также и к Саудовской Аравии и ее союзникам Бахрейну и Объединенным арабским эмиратам, которые поддерживают с Израилем серьезные, но скрытые связи.

Поскольку Турция уже угрожает сократить свои давние контакты с Израилем, можно предположить, что заявление Ирана было в этом смысле больше направлено на арабский мир, поскольку Турция и Иран одновременно обвинениют Вашингтон и Тель-Авив в отношении решение Вашингтона признать Иерусалим израильской столицей.

Иран, фактически отрезанный от финансовой системы США посредством санкций, может рассказать исламскому миру о переходе на китайский юань в качестве стандартного средства международного обмена.

Помимо ядерного оружия, которое на этом этапе вряд ли будет использовано, самым большим средством воздействия США на своих противников является сила доллара США и нефтедоллара, в частности.

В 1973 году, вскоре после официального рождения нефтедоллара (после того, как Ричард Никсон отверг Бреттон-Вудскую систему обеспечения валют золотом), ОПЕК, возглавляемая арабскими государствами региона Персидского залива, сократил добычу нефти, тем самым увеличивая цену на нефть до такой степени, что многие страны, включая Израиль и, особенно, Соединенные Штаты, заплатили большую экономическую, финансовую и социальную цену.

Сильно пострадали потребители, что привело к широко распространенному недовольству среди населения Запада.

Нефтяное эмбарго 1970-х годов было примером того, как арабские страны использовали свои нефтяные богатства в качестве рычага воздействия на США. Сегодня, когда США становятся все более самодостаточными в энергетике, повторение эмбарго на нефть не будет столь же эффективным.

Однако, если ОПЕК перейдет на продажу фьючерсных контрактов на "черное золото" в нефтеюане, а не нефтедолларе, последствия могут значительно превзойти результаты эмбарго на нефть 1973 года. Венесуэла уже предприняла такой шаг, чтобы эффективно обойти агрессивные санкции США против Каракаса.

Переход ОПЕК на нефтеюань будет представлять собой сейсмический удар по престижу доллара, который уменьшит рычаг влияния США на весь мир.

Глобальный переход от доллара к юану в качестве стандартного средства обмена в международной торговле означал бы китайское, а не американское влияние на международных валютных рынках и во взаимосвязанном мире, а также в международных валютных системах.

Китай находится на пути к этой доминирующей позиции и вскоре сможет потребовать от ОПЕК начать торговлю в нефтеюане. Однако такой шаг поставит ОПЕК и страны Ближнего Востока в этап противостояния с США и Израилем, что в тактическом плане им не совсем выгодно.

Все это совсем не означает, что сам Китай, в обмен на переход этих стран на китайскую валюту в торговле нефтью, активно кинется помогать Ирану или другим старанм добиваться независимости Палестины.

Китай, как и Россия, на Ближнем Востоке придерживается нейтралитета. Роль сверхдержав заключается в том, чтобы развивать прочные связи между традиционными союзниками, одновременно приобретая новые связи с исторически менее дружественными странами. Китай и Россия придерживаются одинаковой позиции на Ближнем Востоке, что уже помогает деэскалации напряженности. Соединенные Штаты, которые остаются в идеологически обусловленном бреду, стали плохим примером надлежащей роли сверхдержавы в так называемый цивилизованный век.

Для Китая вопрос Палестины скорее нейтральный, чем насущный. В конце концов Китай ведет бизнес с Ираном и Саудовской Аравией, Израилем и Сирией. При этом Китай приветствовал бы любую страну, которая перешла бы в торговле на нефтеюань.

Ирану, Сирии, и в какой-то мере, Ираку нечего терять, переходя на юань как де-факто на торговую валюту. А близкий союзник США Саудовская Аравия может даже выиграть.

Китай скоро затмит США как передовую экономическую сверхдержаву даже в тех областях, в которых он еще отстает. Международные рынки Китая превращаются в составную часть проекта "Один пояс-один путь", что означает, что все направления глобальной торговли будут буквально и метафорически вести в Пекин.

Самое главное. В отличие от США Китай не выдвигает никаких политических требований по финансовым, коммерческим и монетарным вопросам. Это означает, что нефтеюань не будет препятствовать ближневосточным странам развивать более независимую внешнюю политику. Юань не станет инструментом на Ближнем Востоке, как доллар США, который полностью подчинил страны внешней политике Тель-Авива, помноженной на мощь Пентагона.

США используют свое военное оружие против стран, угрожающих его доллару. Но если ОПЕК в целом вместе со своими партнерами разом переключится на новое средство платежа, США будут явно ограничены в вариантах препятствования этой схеме.

 

Польша пошла в наступление на Евросоюз, используя в качестве оружия семейные и традиционные ценности...

Следующая

Израиль уничтожает исторические памятники, пытаясь сфальсифицировать историю в пользу своей трактовк...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Свиридов 13 декабря 2017 в 23:07

    Это вряд ли произойдет, хотя схема очень привлекательная


Оставить комментарий