ВХОД

Забыли пароль?
 

Таджикистан между молотом и наковальней или почему Иран, Саудовская Аравия, Россия и Китай борются за эту республику

Политика Luxery 14.06.2017 1 168

Судьба небольших стран всегда по объективным обстоятельствам заставляла их тянуться к более сильным дружественным к ним государствам, чтобы не быть поглощенными и порабощенными агрессивно по отношению к ним настроенным мощным соседям. В постперестроечную эпоху эта проблема не обошла и Таджикистан.

После распада СССР и эйфории от неожиданно свалившейся "свободы" перед этой азиатской республикой встал насущный вопрос: с кем быть дальше, поскольку экономика страны не обеспечивала всех потребностей населения. Политическая независимость оказалась под давлением России, Китая, Ирана и Саудовской Аравией. Гражданская война, окрашенная религиозными мотивами между приверженцами традиционного ислама и воинственными ваххабитами унесла много жизней, но в итоге фундаменталисты были в какой-то мере повержены. Поскольку на тот момент в Таджикистане находился российский военный контингент, который помогал обеспечивать сохранность государственной границы с Афганистаном, где в то время свирепствовал Талибан, руководство страны волей-неволей поддерживало дружественные отношения с Россией.

В настоящее время в связи с обострением обстановки на ближневосточном регионе, Таджикистан попал в поле зрение сразу нескольких государств в силу его стратегически интересного расположения. В орбиту российского влияния на республику стали настойчивее вклиниваться два непримиримых соперника Иран и Саудовская Аравия.

Таджикистан всегда тяготел скорее к Ирану, поскольку близки культурные, языковые и исторические традиции. Но Саудовская Аравия предложила большую по меркам страны финансовую помощь, которую в должном объеме не может оказать Иран.

Если раньше отношения между Душанбе и Эр-Риядом были весьма прохладны, поскольку в период гражданского противостояния саудиты оказывали всемерную поддержку ваххабитам, то начиная с этого года ситуация стала выравниваться.

Саудиты предоставили своим таджикским коллегам грант в размере $200 млн долларов для строительства новых парламентских и правительственных комплексов, а также $35 млн долларов на строительство новых школ. Пока непонятно, будут ли они фундаменталистской направленности, как того требует идеология Дома Саудов, - сообщает Andrew Korybko.

Цель такого сближения для саудитов прозрачна:

- отвернуть республику от Евразийского союза;

- оказать всестороннее, включая финансовое, давление на таджикскую диаспору в России, чтобы создать будущий инструмент давления на Москву;

- подготовит совместно с американцами почву для дестабилизации Центральной Азии.

Участие президента Рахмона в Эр-Риядском саммите в мае этого года подтверждает, что отношения между двумя сторонами идут очень быстрыми темпами, но и Иран также работает в республике, пытаясь ограничить саудовское проникновение.

Однако в настоящее время трудно оценить уровень влияния Ирана и Саудовской Аравии в Таджикистане, но можно смело предположить, что обе великие державы толкаются за контроль, а Душанбе пытается сделать все возможное, чтобы лавировать между ними к своим собственным интересам.

Россия то же ведет свою игру, позволяя таджикской диаспоре зарабатывать деньги и направлять их в республику. Шутка ли, что в 2014 году из России в Таджикистан было переведен такой объем денег, который составил более чем половины ВВП республики. Не надо забывать и о крупнейшей российской военной базе - 201-й мотострелковой дивизии, расположенной под Душанбе, которая не только призвана защищать республику, но и дает возможность зарабатывать местному населению на своем обеспечении. Также Россия в начале этого года достигла соглашения с Таджикистаном о совместном патрулировании длинной и гористой границы с Афганистаном, что Москва и делала ранее до середине 2000-х годов пока Душанбе не попросил ее прекратить это. Есть подозрение, что в этом вопросе Душанбе пошел на поводу у Вашингтона.

Понятно, что Россия всегда с подозрением относится к саудовским «образовательным» инвестициям в любом месте постсоветского пространства, но в то же время она также не доверяет Ирану. Иран неосторожно оказывал политическую поддержку силам «исламской оппозиции» - «Исламской партии возрождения Таджикистана» (IRPT), которая признана официальным Душанбе террористической, после попытки захвата власти в ходе неудавшегося переворота.

Кроме этих сил не следует забывать и о Китае, который также присутствует в республике в разных сферах. КНР является крупнейшим торговым партнером Таджикистана из-за доминирующего положения, которое занимает в качестве основного источника импорта страны. Причем Россия делит торговый баланс с Китаем, чего не могут достигнуть ни Иран и ни Саудовская Аравия. Кроме того, Китай летом прошлого года представил четырехсторонний механизм сотрудничества и координации (QCCM) между КНР, Таджикистаном, Афганистаном и Пакистаном, который дополняет договоренности России о взаимной обороне с Таджикистаном через Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

По большей части партнерские отношения России и Китая с Таджикистаном в целом являются стабилизирующим фактором для страны, тогда как конкуренция Ирана и Саудовской Аравии за центральноазиатское государство может стать дестабилизирующим. Заход двух ближневосточных государств в Таджикистан наносят ущерб России и Китаю, а также интересам Пакистана в части любого возможного потенциального конфликта интересов в Средней Азии и Афганистане.

Следует отметить, что Таджикистан имеет значительную диаспору в соседнем Афганистане. Таджиков там больше, чем в самой республике. Также, большое число таджиков проживает на территории главного соперника по региону в Узбекистане, особенно в городах Самарканде и Бухаре. Ранее оба этих города были административно присоединены к Узбекистану Сталиным во время национального разграничения Центральной Азии в 1930-х годах. Такое соседство постоянно создает межнациональную напряженность в отношениях между обеими республиками.

Становится понятным, что распространенная таджикская диаспора является лакомым кусочком для многих государств, преследующих свои геополитические интересы в Средней Азии, включая Иран и Саудовскую Аравию.

Они также заинтересованы в Таджикистане. Стратегия Ирана по отношению к Таджикистану заключается в том, чтобы распространить свое влияние на историческое персидское культурное пространство как можно дальше на восток (сначала через Афганистан). Это создаст для Тегерана более глубокую опору в Центральной Азии. Саудовская Аравия же, со своей стороны, хочет сорвать амбиции своего соперника и одновременно создавать осложнения для мягкого давления Ирана в регионе.

На лицо столкновение между персидской идентичностью таджиков и их суннитским исламским религиозным предпочтением.

Россия и Китай обеспечивают «третий путь» - светскую идентичность в интегрированной Евразии, хотя это становится все труднее делать в условиях неопределенного и потенциально бурного политического перехода в Таджикистане после неизбежного прекращения правления президента Рахмона. Ирано-саудовское соревнование в Таджикистане, проведенное в рамках поддерживаемого Тегераном IRPT и поддерживаемого Саудовской Аравией ИГИЛ (запрещено в России) повышает шансы на то, что этот промежуточный период может привести к глубокой нестабильности, тем самым ставя под угрозу интересы всех стран, кроме США.

Иран и Саудовская Аравия также воздействуют на таджикские диаспоры в соседнем Узбекистане и Афганистане, которые могут подорвать эти государства и создать дополнительные осложнения безопасности для России, Китая и Пакистана.

 

Война США против Ирана была запланирована в 2009 году. Попытка свержения Асада в Сирии - генеральная...

Следующая

Альтернативная точка зрения на русофобию и русофилию Александра Сытина...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Валерий 15 июня 2017 в 18:28

    Битва за Таджикистан ещë впереди, причем серьезная и кровавая. Вот только многое будет зависить от самих таджиков


Оставить комментарий