ВХОД

Забыли пароль?
 

Мутные воды саудовско-катарского конфликта. Нужна ли его участникам война с Ираном?

Политика Politus 10.06.2017 1 387

Дипломатические противоречия, инициируемые Саудовской Аравией и охватившие страны Персидского залива открыто намекают на то, что Исламский военный союз Islamic Military Alliance (IMA) поставил для себя первую ориентировочную цель - смену власти в Катаре.

И уже на этом этапе реализация новой задачи со стороны желеобразного военного альянса терпит сбой.

Саудовская Аравия и Катар длительное время являются конкурентами и, несмотря на небольшой размер Катара, его богатство и обширные запасы газа позволили этому небольшому государству оказывать серьезное влияние в регионе, позволив бросить вызов дому Сауда. Катар поддержал «арабскую весну» своим богатством и информационными агентствами, поддерживая «Братьев-мусульман» в Египте и ХАМАС в секторе Газа. То же наблюдается и в других региональных зонах конфликта, таких как Йемен и Сирия, которая давно не живет в ладах с другими крупнейшими странами Персидского залива, - поясняет Salman Rafi Sheikh.

Разрыв и без того натянутых отношений внутри ближневосточного анклава не произошел мгновенно. Неправомочная поддержка американского президента Дональда Трампа суннитских монархий во время его двухдневного визита в Эр-Рияд ободрила королевство настолько, что саудиты начали финальный раунд в своей конфронтации с Катаром. В то время, как сам Трамп не мог открыто коснуться катарской проблемы, его позиция была расценена Домом Сауда как предоставление возможности начать воспитывать Катар, несмотря на то,  что на территории этой страны расположена крупнейшая американская военная база.

После визита Трампа между Катаром и Саудовской Аравией возникла словесная перепалка относительно слов эмира Катара. Надо сказать, что Дому Сауда было о чем переживать, ведь эмир резал правду, назвав Иран «силой, которая способна гарантировать стабильность в регионе».

25 мая 2017 года Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты решили заблокировать веб-сайты Катара – включая Аль-Джазиру по причине «крамольных» заявлений об Иране и Израиле, размещенных на ресурсе государственного информационного агентства Катара. Несмотря на то, что Катар опроверг наличие такого материала и утверждал, что его веб-сайт был взломан, официальная и неофициальная позиция Катара не очень-то отличается от таких заявлений. Катар очень неудобен для Саудовской Аравии, особенно для утверждающегося на политическом олимпе принца Мухаммеда бен Салмана, который не желает больше неудач после йеменского разгрома.

Ранее катарцы проигнорировали американское предупреждение о необходимости прекратить поддержку террористической организации «Братьев-мусульман» (запрещена в России) и её  египетского подразделения, отстраненного от власти египетскими вооруженными силами в результате государственного переворота три года назад. При этом было неправильным полагать, что Катар поддерживает эти организации из некоей идеологической близости. Скорее, эта крошечная страна Персидского залива использует бандитские группы для оказания собственного влияния в арабском мире.

Катару не выгодно отдаляться от Ирана, хотят этого саудиты или нет. На военной церемонии, которая транслировалась государственным телевидением, эмир не только говорил о прекрасных отношениях с Ираном, описывая иранцев как опору стабильности региона, которые «не могут быть проигнорированы». Эмир также оспаривал значение американского исключительного положения на саммите в Эр-Рияде, говоря: “Никто не имеет право обвинить в нас терроризме, объявляя «Братьев-мусульман» террористической группой или только потому что они не готовы смириться с сопротивлением, которое оказывает  ХАМАС или Хезболла”.

Отдельно досталось Саудовской Аравии. Со слов руководства Катара: «Реальная опасность исходит от тех правительств, которые породили терроризм, исповедуя чрезвычайную версию ислама».

Свое особое отношение к Ирану катарский эмир подчеркнул телефонным звонком иранскому президенту Хасану Рухани, поздравив его с переизбранием на государственный пост. Следует отметить, что результаты выборов в Иране подняли тревогу по всему Аравийскому полуострову. Таким образом, когда «арабский мир» демонстрирует «антииранский» единый фронт, Катар, действуя самостоятельно, расширяет и без того серьезные трещины между странами Персидского залива.

Что ждет Катар в результате бойкота

Похоже, что антикатарский демарш поддерживают только некоторые страны. Много важных союзников Саудовской Аравии, к примеру Пакистан,  отказались прерывать отношения с Катаром.

Вместе с тем, некоторые, в том числе продовольственные проблемы, Катару же устроили. Саудовская Аравия и ОАЭ в 2015 году поставляли в Катар примерно одну треть продовольствия примерно на $1,05 миллиарда. Большая часть импорта, особенно молочных продуктов, шла через саудовскую сухопутную границу.

По сообщениям иранского информационное агентство Fars в настоящее время на закрытой саудовской границе с Катаром собрались грузовики с продовольствием. Председатель союза экспортеров сельскохозяйственных продукт Ирана Резу Нурэни сообщил, что Иран снабдит Катар всем, в чем тот будет нуждаться. Морским путем поставки из Ирана достигнут Катара за 12 часов. Готова завалить катарцев продуктами и Турция.

Самое большое воздействие, вероятно, почувствует Qatar Airways.

При этом ,лавный источник существования страны Персидского залива — доходы от её нефтегазового экспорта остаются незатронутыми экономическими санкциями. Катар является крупнейшим поставщиком СПГ в мире. Товар он поставляет морским путем, который трудно заблокировать, даже если запретить судам, направляющимся в Катар и обратно,  заход в территориальные воды Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна.

Соответственно покупатели катарского газа уверены в выполнении поставок. JERA Co Японии, крупнейший мировой покупатель сжиженного природного газа, сообщил, что Катар подтвердил безусловное выполнение обязательств по поставкам СПГ, несмотря на кризис в Заливе. Прекратив дипломатические связи в Катаром, Объединенные Арабские Эмираты также не препятствуют импорту катарского газа, оставляя таким образом нетронутыми жизненно важные сферы. Ведь Эмираты зависят от Катара, получая на свои нужды до 40 процентов своего газового импорта.

Поскольку большинство стран региона не склонны передавать бразды правления большой политики  в руки саудитов, то большого прока от катараского бойкота, не смотря на усилия Израиля, не будет. Каждая страна ищет везде и во всём свою выгоду. Следовательно вся антииранская истерика, начавшаяся со стороны дома Саудов с подачи американцев и иудеев, большого продолжения не найдет.

Конечно, если США захотят приватизировать нефтегазовый шельф, который совместно разрабатывают Катар и Иран, то в разодрать Катар в клочья и на лоскуты, поживившись на слабаке, желающих найдется.

Но вот лезть в Иран за американо-израильско-саудовские интересы, даже под эгидой нового военизированного объединения Islamic Military Alliance  и получать от него по зубам, дураков на Ближнем Востоке нет.

Россия нейтрально отреагировала на ближневосточный конфликт, поскольку общеизвестно, что Саудовская Аравия не меньше Катара поддерживает мировой терроризм и выгораживать какую-то из сторон конфликта нет никакого политического резона.

 

Брюссель решил начать процесс против Польши, Венгрии и Чехии в связи с их отказом принимать мигранто...

Следующая

Штат США Гавайи, назло Трампу и в отличие от самих Соединенных Штатов, будет платить и каяться по Па...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Лёвочкин 11 июня 2017 в 23:17

    Хотелось бы знать, кто в итоге является конечным выгодоприобреталем проекта "Все арабы против Катара". Там происходит какой-то компот, в котором варятся почти все!


Оставить комментарий