ВХОД

Забыли пароль?
 

История введения "евро" или о программе экономического уничтожения Европы

Экономика Tugar 21.11.2016 0 676

Евро убивает нации и страны ЕС в буквальном смысле этого слова. Фиксированный валютный режим вступил в силу в 2002 году, заменив национальные валюты. При этом  режим фиксированного обменного курса привел к разорению целых отраслей в государствах-перифериях 19-ти членов еврозоны, предоставив необоснованные и  непропорциональные преференции Германии, - считает F. William Engdahl.

Следствием этого стало сокращение промышленного производства и отсутствия возможности купировать  банковские кризисы силами самих государств. И это только одна из причин запрограммированной европейской монетаристской катастрофы и будущего распада ЕС.

Концепция глобализации стала популяризироваться при президентстве Билла Клинтона и фактически введена с созданием Всемирной торговой организации в 1994 году. По сути своей она является разрушительной нечестной игрой нескольких сотен гигантских “глобальных" игроков.

Глобализация разрушает национальные государства и основана на опровергнутой теории, выдвинутой в 18 веке английским сторонником свободной торговли Давидом Рикардо, известной как теория сравнительных преимуществ. Она используется Вашингтоном для оправдания уничтожения защиты национальных рынков и промышленности в интересах самых мощных “глобальных игроков”, в основном базирующихся в США.

Сообщество,  сегодня ошибочно называемое  Европейским Союзом, образовано волей руководства 12 стран, которое потом было расширено до 28 государств, в основном из числа тех,  кто ранее являлся членом  Европейского экономического сообщества (ЕЭС). Праотцом этого гигантского политического и экономического сообщества являлся  президент комиссии ЕЭС от французских глобалистов - политик Жак Делор. Он обнародовал в феврале 1986 года единый Европейский акт.

Делор отменил принцип, установленный Шарлем де Голлем. Согласно концепции де Голля в Европейское экономическое сообщества должны входить только шесть стран, включая Францию, Германию, Италию и страны Бенилюкса (три в одном). Брюссельская бюрократия в  ЕЭС должна была играть роль чисто технического, административного органа, подчиненного национальным правительствам, но не иначе!

Сотрудничество государств по де Голлю должно быть основано на “реальном” государственном суверенитете стран-участниц. Наднациональные органы власти не признавались. И это было правильно.

Деструктивная идея Делора, напротив, направлена на упразднение границ государств через радикальные реформы ЕЭС, для смешения различных народов с разной историей, культурой и разными языками, получив в итоге некое подобие Соединенных Штатов Европы во главе с неизбираемыми бюрократами в Брюсселе.  Им же предоставлено право безграничного диктата.

Данная программа была разработана крупнейшими транснациональными корпорациями Европы и США, чьи лоббистские организации участвовали и активно продвигали идею объединения на форумах  Европейского круглого стола промышленников (ERT). Эти организации широко известны:  Nestle, Royal Dutch Shell, BP, Vodafone, BASF, Deutsche Telekom, ThyssenKrupp, Siemens и другие.  Не удивительно, что именно они лоббировали в Брюсселе подписание ТИПП с Вашингтоном.

ERT был основной движущей силой по принятию в 1986 году предложения Делора,  что привело к созданию монстра Франкенштейна под названием Европейский союз.  В основе идеи ЕС лежит принцип неизбираемой вертикали политической власти, которая будет решать вопросы о будущем Европы без демократических сдержек и противовесов, чем загоняет Европу в  современный феодальный строй.

Концепция единых Соединенных Штатов Европы должна была растворить национальную идентичность, которая продержалась на протяжении более чем тысячи лет. А начало уничтожению европейских национальных государств было положено в 1955 году, когда на встрече участников Бильдербергского клуба в Гармиш-Партенкирхене (ФРГ), речь сначала шла о создании из шести государств-членов Европейского сообщества безобидного на первый взгляд экономического союза  "угля и стали",  с обязательным введением “общей валюты", что "обязательно предполагает создание центральной политической власти.” Де Голль на той ключевой для всей Европы встрече не присутствовал.

Проект создания валютного союза уже был представлен после объединения Германии на конференции ЕЭС в 1992 году в Маастрихте (Голландия). Тогда Франция, Италия и Великобритания выражали опасение относительно того, что союз преследует цель увеличить "мощь единой Германии”. Британские тори  выступали в СМИ против союза, предполагая, что новый “четвертый Рейх” завоюет Европу экономически, а не военным путем. По иронии судьбы, так это и вышло с введением единой валюты "евро". Благодаря единой валюте евро Германия экономически доминирует по всей еврозоне.

Проблема создания Европейского валютного союза (ЕВС), указанного в Маастрихтском договоре, состоит в том, что введение единой валюты и “независимого” Европейского центрального банка были запущены без привязки к политически единому юридическому лицу - настоящих Соединенных Штатов Европы. Евро и Европейский Центральный банк это наднациональные образования, не подотчетнотные никому.

Это было сделано в отсутствие подлинного органического политического Союза. Например когда 13 Штатов с общим английским языком воевали за независимость от Великобритании, была создана и принята Конституция Соединенных Штатов Америки. В 1788 году делегаты из 13 государств договорились о создании республиканской формы правления с разделением полномочий между законодательной, судебной и исполнительной ветвями власти. Однако так не получилось с ЕС.

Бюрократы ЕС не избираемы населением европейских стран и не подотчетны ему.  Те же неизбираемые должностные лица Европейского Центрального банка (ЕЦБ) контролируют экономические судьбы 19 государств-членов так называемой еврозоны с 340 млн. граждан.  Сами они это явление называют “демократическим дефицитом”.

Этот дефицит стал гигантским после глобальных финансового и банковского кризиса 2008 года и появлением несуверенного Европейского центрального банка.

Введение единой валюты евро в 1992 году обличило страны-члены еврозоны  в экономическую смирительную рубашку. поскольку номинал валюты не может быть изменен для повышения национального экспорта в период экономического спада. Результатом от стабильного евро стал выигрыш германской крупнейшей промышленной власти в Еврозоне, в то время как более слабые экономики на периферии ЕС , в том числе и в первую очередь, Франция, пережили катастрофические последствия от жесткого неизменяемого  курса евро.

Голландский мозговой центр "Фонд Гефира", отмечает, что французская промышленность сокращается после введения евро. “Экономика Франции не смогла восстановиться после кризисов 2001 или 2008 года , поскольку евро, как валюта, сильнее, чем французский франк, такой дисбаланс стал бременем для экономики Франции. Плавающий обменный курс работает как индикатор стабильности экономики и, как автоматический стабилизатор. Более слабая валюта помогает восстановить конкурентоспособность в период кризиса, в то время как более сильная валюта поддерживает потребление иностранных товаров.”

В исследовании отмечается, что высокая стоимость евро, установленная политикой ЕЦБ, не позволила Франции сохранить экспорт после экономического спада 2001 года. Это привело к росту импорта во Францию только потому, что Франция не имела возможности установить  гибкий обменный курс. Эта же причина кроется в провале  восстановления международной конкурентоспособности на мировом рынке после кризиса 2001 года. Французская промышленность  медленно умирает до сих пор. Французы потеряли инструмент экономической стабилизации плавающего обменного курса.

Сегодня, по данным Евростата, промышленность составляет 14,1% от общей французской валовой добавленной стоимости. В 1995 году она составила 19,2%. В Германии - 25,9%. Наиболее поразительным был крах некогда яркой французской автомобильной промышленности. Несмотря на то, что мировое производство автомобилей с 1997 по 2015 год увеличилось почти в два раза  с 53 млн до 90 млн автомобилей в год, Германия увеличила производство легковых автомобилей на 20%.  С момента присоединении Франции  к евро в 2002 году французское автомобильное производство сократилось почти вдвое с почти 4 млн. до менее чем 2 млн. единиц техники.

Та же проблема проявилась в банковском секторе после кризиса 2008 года. Создание надгосударственного, но  негосударственного Европейского центрального банка сделало невозможным странам-членам еврозоны решать свои банковские проблемы. Просьба Италии спасти свой третий по величине банк Монте деи Паски, является наглядным тому примером. Брюссель отказался выделить 5 миллиардов долларов этому банку, что влечет его падение все глубже. Будь судьба валюты в руках национальных регуляторов, то банк можно было спасти.

Согласно правилам ЕЦБ банк должен спасаться за счет размещенных в нем денег вкладчиков, то есть простых граждан и юридических лиц. То есть банку предлагают ограбить своих клиентов.  Такая практика была применена в банках Кипра в 2013 году. Тогда вкладчики, имеющие на счетах более €100 000 лишились 40% своих денег.

Если вы являетесь вкладчиком, скажем, Дойче Банка, а его акции стремительно падают, и германское правительство не может спасти банк, можно быть уверенным, что каждый вкладчик, имеющий на счету свыше €100 000, начнет смотреть в сторону других банков, что только усугубит обострение кризиса в Дойче Банк. Либо банку придется поступить так, как это произошло на Кипре.

Сдача монетарного суверенитета

Поскольку ЕЦБ принимает решения в отрыве от интересов национальных государств, от него можно ожидать чего угодно. Во время кризиса на Кипре министр финансов Голландии, Йерун Dijsselbloem, тогдашний  президент Еврогруппы, предложил рекапитализировать банки через конфискацию всех денег вкладчиков. Он вынужден был пойти на попятную в самую последнюю минуту. Однако данный эпизод показывает, что такая политика вполне возможна в случае ближайшего банковского кризиса в ЕС. Ведь этот кризис уже запрограммирован введением евро и порочными решениями ЕЦБ.

Согласно действующим правилам еврозоны, начиная с января 2016 года, национальным правительствам стран ЕС запрещено спасения своих банков в целях предотвращения банковских проблем с ликвидностью. Опять же новые правила являются результатом бюрократической директивы от неизбранных, безликих бюрократов, являющихся членами Комиссии ЕС.

В 1992 году, когда шведские банки могли рухнуть из-за того, что лопнул пузырь недвижимости, вмешалось государство. Обанкротившиеся банки были временно национализированы. Национализированные банки были допущены к возобновлению кредитования и через какое-то время смогли получать прибыль, улучшая экономику страны. Через пять лет государство продало активы на сумму прибыли. Налогоплательщиков банковский кризис затронул в наименьшей степени.

Теперь ЕС грозит новый виток кризисов, связанных с платежеспособностью банков, таких как Дойче Банк, Коммерцбанк и других крупных банков еврозоны, поскольку в ЕС нет национальных инструментов для спасения банковской системы в каждой отдельной стране , хотя бы таких, как национализация банков и некоторых других.

Еврозона имеет Центральный финансовый орган, так что такие решения не могут быть реализованы. Банковские  проблемы решаются монетарными властями согласно безумной политики ЕЦБ использования отрицательных процентных ставок, или так называемого количественного смягчения. ЕЦБ выкупает на бесконечные миллиарды евро сомнительные корпоративные и государственные долги, которым не видно конца и края, что делает страховые компании и пенсионные фонды неплатежеспособными.

Единственное возможное решение  - уничтожить экономику всей еврозоны в ближайшем банковском кризисе платежеспособности для того, чтобы демонтировать монстра под называнием Европейский валютный союз, вкупе с  ЕЦБ и единой валютой.

Экономики отдельных стран еврозоны больны по своему, индивидуально. Экономические проблемы в Греции, или в Италии, или даже во Франции существенно отличается от того, что переживает Германия, или Португалия, или Испания.

В 1997 году перед своей смертью экономист Милтон Фридман, заявил, что “Европа является примером ситуации, неблагоприятной для единой валюты. Она состоит из отдельных наций, говорящих на разных языках, с разными обычаями, и граждане которой чувствуют себя гораздо более лояльными и привязанными к своей стране, чем к общему рынку или к идее Европы”. Он был прав.

Сегодня валюта евро и Европейский Центральный банк убивают Европу так же эффективно, как и во Второй Мировой Войне, только без бомб и осколков.

 

Грюбель: "Финансовый крах накроет не только коммерческие, но и центральные банки, а расплачиваться ...

Следующая

Банки всерьез взялись за борьбу против наличных денег. Что делать остальным людям...

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий