ВХОД

Забыли пароль?
 

Бездолларовая торговля убивает нефтедоллар

Аналитика Tugar 11.01.2015 0 1 010

Происходит глубокая трансформация мировой системы финансов. Она приводится в действие стечением крайне неблагоприятных обстоятельств: необходимостью для России и Ирана избежать западных санкций, политикой низких процентных ставок Федеральной резервной системы США, чтобы удержать от развала американскую экономику, и растущим спросом Китая на ближневосточную нефть.

Возможные последствия этой трансформации являются колоссальными для американской политики на Ближнем Востоке, которая в течение 50 лет базировалась на партнерстве с Саудовской Аравией.
Обход санкций
Так как экономические санкции все чаще входят в арсенал средств Запада, то те незападные страны, которые являются мишенями — или потенциальными мишенями — таких санкций, разрабатывают контрудар: бездолларовую торговлю. Она фактически сведет воздействие санкций к нулю.
В юанях или в рублях, внедолларовая торговля — позволяющая странам обойти требования американской правовой юрисдикции — изменит перспективы, с которыми сталкиваются Иран и Сирия, особенно в области энергоресурсов, и окажет глубокое влияние на Ирак, который расположен между ними.
Президент Путин заявил (в контексте сокращения экономической уязвимости России), что он считает долларовую монополию в торговле энергоресурсами наносящей ущерб российской экономике. Так как доходы от углеводородов составляют значительную часть российских доходов, то желание Путина предпринять меры в этой области неудивительно.
Перед лицом санкций Путин стремится сократить свою экономическую зависимость от Запада. Россия подписала два «заветных» газовых контракта с Китаем и ведет переговоры о предоставлении последнему новейших вооружений. Она также завершает подготовку значительных торговых сделок с Индией и Ираном. Все это будет также и в интересах Ирана: русские недавно объявили о соглашении по строительству там нескольких новых атомных электростанций.
Подъем нефтедоллара
Роль доллара как мировой резервной валюты была впервые установлена в 1944 году Бреттон-Вудским соглашением. США смогли взять на себя эту роль в силу того, что у них в то время были крупнейшие запасы золота в мире. Цена доллара была установлена на уровне 35 долларов за унцию — и он свободно обменивался на золото по этой ставке. Но к 1971 году конвертируемость в золото больше не являлась практически выполнимой, так как американские запасы золота были израсходованы. Вместо этого доллар стал совершенно бумажной валютой (несвязанной ни с каким физическим запасом ценностей), пока президентом Никсоном не было заключено соглашение о нефтедолларе в 1973 году.
Суть этого соглашения заключалась в том, что США соглашались на продажу вооружений и защиту Саудовской Аравии в обмен на то, чтобы вся торговля нефтью осуществлялась в американских долларах.
В результате этого соглашения доллар превратился в единственное средство, с помощью которого можно было заключать сделки в торговле энергоресурсами. Это подкрепляло его статус резервной валюты, так как иностранным правительствам были нужны доллары; и снова возвращало долларовые расходы на нефть в американскую финансовую систему и — что самое главное — делало доллар фактически конвертируемым в баррели нефти. Доллар был переведен с золотого стандарта на нефтяной стандарт.
Процентными ставками США затем управляли таким образом, чтобы экспортерам нефти (которые ранее ориентировались на золото как основу своих запасов) было неважно, хранят ли они свои валютные запасы, полученные от экспорта нефти, в казначейских облигациях США или в золоте. Стоимость была равноценной.
Согласно Sprott Global, американской специализированной консультационной фирме по вопросам энергетики:
ФРС неизменно управляла своими процентными ставками федеральных фондов так, чтобы поддерживать цены на нефть постоянными, даже когда она испытывала необходимость в двузначных ставках процента и идущих друг за другом экономических спадах в 1980-82 гг. Так как процентными ставками федеральных фондов ФРС управляли, чтобы сохранить покупательную способность американских кредиторов и экспортеров нефти в нефтяном смысле, то система оказалась приемлемой для большинства стран.
    Хотя схема с нефтедолларом хорошо функционировала в течение почти 30 лет, система зашаталась в период 2002-2004 гг. … Цены на нефть начали постоянно расти в 2002 и 2003 году, в то время как процентная ставка федеральных фондов оставалась низкой, чтобы смягчить негативные последствия экономического спада в США и спекулятивного пузыря 2001 года.    
    В результате количество баррелей нефти, которое можно было приобрести в обмен на облигацию казначейства США по номинальной стоимости, резко снизилось… После поддержания диапазона в 55-60 баррелей нефти за казначейскую облигацию США с 1986 по 1999 гг. номинальная стоимость казначейской облигации США в 1000 долларов снизилась со 60 баррелей нефти в 1999 году до менее чем 30 баррелей к началу 2004 года.  
Слишком много долларов
Но что может, в конце концов, рассматриваться как оказавшееся роковым для системы нефтедоллара, так это политика нулевых процентных ставок и «количественное смягчение», проводившееся так необузданно с 2008 года. Фактически энергетические компании поняли, что американская экономика стала теперь настолько зависимой от низких процентных ставок, что она больше никогда не сможет поддерживать цены на нефть стабильными относительно американских казначейских облигаций, не взорвав при этом мировую финансовую систему. Американская экономика стала теперь слишком «финансиализированной», чтобы выдержать даже символическое повышение процентной ставки.
Система нефтедоллара, которая позволила американскому доллару вытеснить золото как основу торговли нефтью в 1973-2002 гг., была сломана.
Энергетические компании начали накапливать реальные активы (например, недвижимость) и вернулись к покупке физического золота вместо американских казначейских облигаций. И, наконец, в этом году прекратилось давно существовавшее возвращение нефтедолларов в американскую финансовую систему — согласно BNP. «Нефтедобывающие компании по сути импортируют капитал на сумму 7,6 миллиардов долларов. В то время как они экспортировали 60 миллиардов долларов в 2013 году и 248 миллиардов долларов в 2012 году», — сообщило агентство «Рейтер». «Это станет первым годом за долгое время, когда экспортеры энергоресурсов будут изымать капитал [и ликвидные средства]», — отметил Дэвид Спегел, глобальный глава отдела по государственным и корпоративным исследованиям развивающихся рынков в BNP.
Последняя капля в отношении судьбы нефтедоллара
Таков контекст высказываний Путина о монополии доллара, против которой он, вероятно, готовит свой ответ на решение Саудовской Аравии подать рынку сигнал, что королевство не станет защищать цену на нефть в 100 долларов, но будет удовлетворено падением цены на 30 процентов. (И какими бы ни были обстоятельства — и другие саудовские цели — поспособствовавшие падению цен, нет особых сомнений в том, что президент Путин интерпретирует это именно как «нефтеценовую войну»).
Это новое падение цены на нефть наносит просто сокрушительный удар по валютам энергетических компаний на валютно-обменных рынках. Сочетание того, что нефтедоллар теряет свою способность функционировать в качестве средства сохранения стоимости, и хандры обменных курсов может стать той последней каплей, что переполнит чашу терпения нефтепроизводителей в отношении ОПЕК и доллара.
Иран и Россия против Саудовской Аравии?
По-видимому, настал момент для России и Ирана начать постепенно оспаривать лидерство Саудовской Аравии в картеле ОПЕК и лидерство энергетической системы, выраженной в долларах, если достаточное количество стран-членов ОПЕК и другие производители будут готовы взбунтоваться. Иран энергично занимается лоббированием в этом направлении.
Со временем Россия может принять предложение принца Бандара, чтобы Россия стала решающим фактором для цен на нефть и нефтедобычи — но в собственном картеле, а не так, как это предложил Бандар в июле 2013 года, когда он сказал: «Давайте изучим то, как нам сформировать единую российско-саудовскую стратегию по вопросу нефти. Цель в том, чтобы договориться о цене на нефть и объемах добычи, чтобы поддерживать цену стабильной на мировых нефтяных рынках», согласно одному дипломатическому изложению.
Зачем нужен рубль или юань вместо доллара?
Но зачем нефтепроизводителям делать выбор в пользу рублей или юаней? И Китай и Россия стали недавно крупными покупателями физического золота. Сегодняшние российские запасы золота могли бы поддержать 27 процентов узкой рублевой денежной массы. Это высокое соотношение — намного превышающее соотношение любой другой крупной страны, а также превышающее первоначально предусмотренный ФРС минимум золотого покрытия наличного денежного обращения. Более того, Россия является крупным чистым экспортером товаров и энергоресурсов вне зависимости от санкций. Так что это подразумевает, что российские запасы золота, вероятно, продолжат увеличиваться, а не сокращаться.
Со временем наличие рублей или юаней может позволить нефтепроизводителям избежать наносящего ущерб инфляционного воздействия долларовой системы, стабильность которой зависит от низких процентных ставок и роста денежной массы.
Эти перспективные изменения являются пока еще умозрительными, но они весьма показательны. Нефтедоллар существовал в течение более чем 41 года и являлся движущей силой экономической, политической и военной мощи Америки. Будет действительно ироничным, если напряженность в отношениях с Россией нечаянно станет тем фактором, который приведет Америку к тому, что она лишится, наконец, своего нефтедолларового козыря.
11-01-2015, 19:01

Ждём Вас на наших каналах Политика и экономика Politus, а также Просто о сложном с юмором, где публикуются дополнительные статьи, не размещенные на этом сайте

 

Звонит нефтяной колокол по России или по другим странам?

Следующая

Звонит нефтяной колокол по России или по другим странам?

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий