ВХОД

Забыли пароль?
 

Партнерство Турции и Ирана как точка невозврата для турецко-американских отношений. Россия только выигрывает

Аналитика Tugar 10.10.2017 1 257

Многие страны, включая Германию, подозревают, что в самое ближайшее время Дональд Трамп объявит о своем намерении разорвать соглашение JCPOA, также известное как ядерная сделка с Ираном. Негативная оценка Дональда Трампа JCPOA была хорошо известна уже давно, - пишет Adam Garrie.

Ненависть Трампа к Бараку Обаме, под чьим патронажем была достигнута эта договоренность, явное подчинение Трампа израильскому премьеру Биньямину Нетаньяху и иррациональная ненависть к Ирану, которую многие американские республиканцы испытывают со времен Рейгана, - все это является прекрасной возможностью для так называемого правого крыла неоконсерваторов изменить американскую политику по отношению к Ирану.

Интересно, что Пентагон не разделяет антииранские взгляды неоконсерваторов Вашингтона. Это было подтверждено заявлением Конгрессу министра обороны США Джеймса Маттиса, которого за глаза называют «Безумной собакой». Он недвусмысленно дал понять, что Иран не нарушает JCPOA.

Пентагон опасается другого. Турция, являющаяся членом НАТО, развивает хорошие отношения, особенно в сфере обороны и безопасности, с противником НАТО Ираном.

Турция обладает второй по величине постоянной армией в блоке после после США. Ее сотрудничество с Ираном иррационально пугает даже некоторых из менее откровенно ярых антииранских деятелей в Вашингтоне.

Серьезные разногласия между Турцией и США начались после попытки государственного переворота в 2016 году, который был направлен против президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана. Как полагают официальные турецкие власти, путч был инспирирован изгнанным из страны американским священником Фетхуллахом Гюленом, вовлекшим в авантюру офицеров турецкой армии из числа среднего звена.

Именно Россия предупредила Эрдогана о перевороте, чем спасла ему жизнь и позволила турецкому лидеру перегруппироваться и сплотить своих сторонников против повстанцев. В то же время США лишь скупо осудили переворот и отказались признать ответственность Гюлена, хотя это очень серьезное обвинение неоднократно высказывалось в Вашингтоне Эрдоганом и его коллегами.

С начала 2017 года раскол между Анкарой и Вашингтоном стал очевидным. Это началось с вооружения американцами курдских боевиков в Сирии. Тогда и начался процесс становления пресловутой «точки невозврата». Высший пик взаимного неприятия выразился в прекращении выдачи виз. Этот шаг практически совпадает с тем, что США совершили по отношению к России, Ирану, Сирии, Северной Корее и Венесуэле.

Уже в августе 2017 года военный лидер Ирана генерал Мохаммад Бакери встретился со своими турецкими коллегами, а также с президентом Эрдоганом в Анкаре. Это была первая, можно сказать, историческая встреча между иранскими военными деятелями и их турецкими коллегами после Исламской революции 1979 года.

Тогда генерал Бакери сказал, что между нашими двумя странами не было таких визитов в течение длительного времени, но с учетом региональных событий и вопросов безопасности границ и борьбы с терроризмом такая необходимость настала.

С точки зрения глобального контроля Вашингтона, участие мощного члена НАТО в любых формах военного сотрудничества и безопасности с Ираном является серьезным грехом. Кроме того, возможность передачи Ирану аппаратного обеспечения НАТО вызывает у Вашингтона обоснованную панику.

США опасаются, что Турция может раскрыть Ирану секреты военной техники НАТО, а также стратегические планы блока.

В отличие от США Россия придерживается противоположного подхода. Москва активно продвигает своим традиционным противникам, включая Турцию и Саудовскую Аравию, всемирно известную систему ПВО S-400. Тем самым Россия завоевывает доверие и налаживает партнерские отношения со странами всех геополитических установок. Россия всегда это делала путем совместного использования мирных ядерных технологий, а теперь делает то же самое с военной техникой.

Одновременно Кремль прямо или косвенно получает достоверную информацию об оружии своего потенциального противника - НАТО, которое стоит на вооружении обеих стран, куда будут поставлены ракетные комплексы. Ведь их мало поставить. Требуется работа российских специалистов по их установке и наладке с привязкой к уже имеющемуся у них сходному вооружению США.

Даже в худшем случае, если вдруг Турция и Саудовская Аравия станут военными противниками России (что вряд ли произойдет), Россия будет иметь достоверную информацию о военных системах, находящихся в их распоряжении.

Пока США паникуют по вопросу ирано-турецкого сближения, Россия приобретает новых геополитических партнеров, зарабатывает деньги в этом процессе и разрушает стену секретности между Россией и странами, которые когда-то сильно полагались на американскую и европейскую военную технику.

Поскольку США уже не в состоянии подорвать партнерство Анкара-Тегеран, у Вашингтона нет иного выбора, кроме как снести турецкое правительство внутренней подрывной работой.

Однако совершить переворот и отстранить от власти нынешнего президента американцам будет очень сложно. Эрдоган успешно очистил государственный и военный аппарат не только от светских кемалистских соперников, но и от гюльнистов.

Ситуация на Ближнем Востоке сближает Россию, Турцию и Иран, отдаляя Турцию еще дальше от Соединенных Штатов. Это создает для России, Ирана и Турции возможность совместной защиты против любой агрессии США или против вмешательства в дела любой из вышеупомянутых евразийских держав.

 

США не просчитывают последствия новых санкций против Ирана, серьезно недооценивая его усилившиеся по...

Следующая

В Соединенных Штатах на 4 ноября 2017 года запланирован государственный переворот. Спецслужбы молчат...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Призрак ночи 10 октября 2017 в 18:59

    Как с Турцией, так и с Ираном надо быть предельно осторожными. Каждая страна преследует исключительно свой интерес. Они для России ситуативные союзники. Но работать сними конечно же надо! Отрывать их от Запада и вовлекать в свою политическую, экономическую и военную орбиты


Оставить комментарий