ВХОД

Забыли пароль?
 

Есть ли у России враги и друзья на Ближнем Востоке, или почему Москва уравновешивает силы Израиля и Ирана, закрывая глаза на происки одного и помогая другому

Аналитика Tugar 7.10.2017 1 636

Для тех, кто серьезно занимается анализом ситуации на Ближнем Востоке, существует ясное понимание, что Израиль не является явным врагом России, чего нельзя сказать об отношениях между Израилем и Ираном.

Скорее Россия использует Тель-Авив в качестве противовеса иранским интересам, и наоборот. Москве выгодно, чтобы мусульманские и еврейские силы взаимно уравновешивали друг друга, не давая каждой из них доминировать в регионе. И в этом для Кремля есть вполне прагматичный резон.

Заметьте, что все ракетные или бомбовые удары Израиля в последнее время были нанесены не по сирийским войскам, а по проиранским силам, включая Хизбаллу, - пишет Andrew Korybko.

При этом Россия ни разу не задействовала свои силы ПВО, включая С-400, чтобы предотвратить эти налеты.

Такой подход Москвы подтверждает, что она отказалась от "черно-белого" видения событий, разделяя все силы на "друзей" и "врагов". Кремлю важно поддерживать баланс сил, в котором он определил свою роль и свое место главного арбитра на Ближнем Востоке, потеснив оттуда США с их агрессивной политикой, всегда и во всем поддерживающей израильские интересы.

Это обстоятельство очень важно, поскольку именно оно является ключом к пониманию всех глубинных процессов на Ближнем Востоке после активного включения России в игру на стороне и с согласия Сирии.

Российская стратегия устанавливает прочную основу для многомерного развития любого рода отношений в военной и геополитической сферах.

Эксперты едины во мнении, что Москва строго соблюдает свой антитеррористический военный мандат в Сирии и не заинтересована в том, чтобы что-то делать больше, чем сражаться с террористами. Вместе с тем, она вынуждена прямо или косвенно выступать против всех геостратегических целей США и Израиля.

Запад вынужден признать, что Россия уже добилась выполнения большей части стоящих перед ней задач и адаптировала свою деятельность к изменившейся ситуации.

По мере уничтожения террористов в Сирии в регионе безусловно растет влияние Ирана. Его союзники в лице шиитского ополчения и Хизбаллы неизменно корректируют перспективу политической картины в пользу Тегерана, которая может сложиться после окончательного разгрома боевиков.

Совершенно ясно, что такой расклад не выгоден ни Израилю, ни России. По мнению Кремля, влияние и сила Ирана и Израиля, равно как Ирака, Турции и Саудовской Аравии должны быть одинаковы. А мнение и влияние России должно быть выше их всех, чтобы управлять политическим процессом и не допускать кровопролитных и никому не нужных междоусобных войн.

Партнерство и еще раз партнерство, сопряженное с экономической выгодой каждой стороны - вот девиз, который исповедует Москва. Но над любыми партнерскими отношениями должен стоять независимый и сильный арбитр, чьи решения и чей авторитет не должен и не может быть оспорен сторонами. Эта роль могущественного и справедливого судьи и посредника в спорах подтверждается военной мощью России, что очень уважается на Востоке.

Понимание позиции России делает прозрачным ее отношение к сложной ирано-израильской проблеме. Россия, похоже, не согласна с агрессивной иранской военной антиизраильской политикой в регионе, поскольку считает, что она "спровоцирует" еще больше израильских ударов, что в конечном итоге может способствовать бОльшей дестабилизации и непреднамеренно поставит под угрозу безопасность российских сил.

Более того, если Тегеран успешно выполнит свою грандиозную стратегическую задачу по созданию "Армии сопротивления", объединив силы Ирана, Ирака, Сирии и Ливана, то Москва потеряет свою новообретенную роль высшей силы в этом ключевом пространстве.

Однако осознавая, что при поддержке США Израиль наращивает свою военную мощь, Россия делает то же самое, но в отношении Ирана.

При этом Москва считает, что когда Тегеран излишне "провоцирует" Тель-Авив, последний имеет право огрызнуться, но в известных пределах.

Одновременно Россия не дает преимуществ Израилю, позволив проиранским силам закрепиться в южной части Сирии вблизи израильских границ, усмиряя тем самым амбиции еврейского государства.

Однако самое выдающееся заключается в том, что Москва предпринимает массу усилий, чтобы хоть как-то сблизить эти государства, исповедующие прямо противоположные идеологии. И это вполне реально, но только при условии, если США перестанут потакать Израилю во всех его требованиях и капризах.

Бесспорно, что такое мастерство доступно только сильным политическим гроссмейстерам, таким как Москва и Вашингтон. Ведь в сентябре 2015 года, с момента начала оказания военной поддержки Сирии, никто не мог даже предположить, что уже в сентябре 2017 года геополитическая картина на Ближнем Востоке изменится до неузнаваемости, а США под влиянием различных факторов начнут сдавать свои позиции.

В идеале России выгодно, чтобы все страны Ближнего Востока имели примерно равный политический, экономический и военный потенциал. Именно поэтому она придерживается своей стратегии подтягивать более слабые страны до уровня сильных, при этом не позволяя сильным стать еще более могущественнее.

Такая политика Москвы принимается большей частью стран Персидского залива, за исключением самых сильных, которые понимают, что утрачивают свое доминирование без поддержки США. Речь в первую очередь идет об Израиле и Саудовской Аравии.

Если с Израилем Россия постоянно поддерживает тесные контакты на различных уровнях, то с Саудовской Аравией ситуация стала меняться только в последнее время.

Визит "трудновыездного" короля Салмана в Москву с огромной свитой высокопоставленных лиц - тому наглядный пример. Саудитам не осталось ничего иного, как смириться с поражением поддерживаемых ими террористов в Сирии. А для того, чтобы не утратить роль сильного государства в регионе, саудиты вынуждены сотрудничать с Москвой.

Саудовское влияние на Ближнем Востоке огромно, и включение королевства в процесс урегулирования безусловно даст положительный результат, если Москва и Эр-Рияд обо всем полюбовно договорятся.

Эксперты считают, что Дом Сауда готов будет выступить посредником в сближении позиций Ирана и Ливана, с одной стороны, и Израиля, с другой.

Конечно, предстоят грандиозные торги по различным позициям, как это принято на Востоке, но уж лучше говорить, чем воевать!

 

В Соединенных Штатах на 4 ноября 2017 года запланирован государственный переворот. Спецслужбы молчат...

Следующая

Новелла в отношениях России и Саудовской Аравии: не друг и не враг, но ... партнеры...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Реалист 7 октября 2017 в 16:06

    Это очень старая и разумная политика. Она сходна с концепцией "разделяй и властвуй", только исповедует принцип относительного равенства. Достаточно грамотно. Нам войны не нужны


Оставить комментарий