ВХОД

Забыли пароль?
 

Лондон - плацдарм нового противостояния между террористами и антиисламистами

Аналитика Politus 22.06.2017 1 197

Насилие террористов, осуществляемое на Западе, является питательной средой для антимусульманских настроений и нападений, которые в свою очередь укрепляют фундаменталистские идеи в мусульманских массах.

Хотя экстремисты иногда борются друг с другом напрямую, все они используют терроризм как инструмент, нацеливая его на жизни и здоровье людей, пытающихся просто жить своей жизнью.

Теракты 11/09 со стороны "Аль-Каиды" направлены на «пробуждение» мусульманских масс и вдохновения их на восстание против "коррумпированных" правителей на Ближнем Востоке и замешанном во всем Западе. ИГИЛ (запрещено в России) изменило эту концепцию в еще более амбициозную войну, направленную на ликвидацию мирного сосуществования между сектами и религиями, - пишет J.M. Berger.

Следует отметить, что террористические группы зачастую представляют собой понерогенные союзы или группы патологических индивидуумов, а также тех, чьи умы им удалось развратить. Они являются инфекцией политического уровня, разрушающие существующие структуры как внутри страны, так и за рубежом, чтобы заполучить в свои руки всю политическую власть, - считает Sott.

Терроризм может также использоваться в качестве дополнительного средства политического контроля. Сложность в том, что некоторые политики западного истеблишмента поддерживают терроризм, считая его полезным для своих целей. Терроризм оправдывает иностранное вмешательство и дает этим политиканам целеполагание в виде внутреннего и внешнего врага, как это было с коммунистами во время "холодной войны".

Усилия террористов не принесли ожидаемых ими результатов. Основная группа, на которую была направлена пропаганда, являются мусульмане. Несмотря на то, что ИГИЛ вырвался вперед по отношению к своим предшественникам, он преуспел только в том, чтобы мобилизовать к насилию или другому прямому антиобщественному действию крошечный процент мусульман.

Однако, рассматривая ситуацию глубже, выясняется, что терроризм просто не стремится мобилизовать сторонников. Он стремится мобилизовать врагов, потому что существование врагов утверждает его позиции.

Экстремисты пытаются создать круг лиц с общими интересами, будь то нация, раса или религия, которая априори не может быть стабильной и управляемой, не предпринимая действий против какой-то противостоящей группы, то есть - против ее врагов. Что очень напоминает мышление душевнобольных, находящихся в тревожном состоянии.

В этой части ИГИЛ имело относительные, но не фундаментальные успехи. Но растущее противостояние между джихадистким экстремизмом и его противоположностью антимусульманским экстремизмом последний раз вылилось в нападение на мусульман в Лондоне 18.06.2017 г., что создает новые риски для эскалации. Обратный теракт дал возможность фундаменталистам не только привлекать новичков, но и распространять свой ядовитый импульс на еще большую часть мусульманского общества.

Экстремистские движения становятся более экстремальными, когда оспаривается их право на существование.

Реальное насилие, направленное против бандитов, является самым серьезным воображаемым вызовом их существованию. Экстремистские идеологии построены на многочисленных источниках, которые могут включать в себя Священные Писания, историю и текущие события, но в конечном счете сводящиеся к коллекции выборочно выбранных фактов и откровенных фикций.

Экстремисты не нуждаются в достоверной информации для подкрепления своей идеологии, но когда требуется, она усиливается набором надерганных отовсюду аргументов.

И именно поэтому возникает порочный круг: борясь против зла радикального ислама, усиливается то самое зло, против которого происходит сражение. ИГИЛ не существовало бы, если бы не насилие, направленное против мусульманского мира после событий 11 сентября 2001 года, когда действия Запада воспринимались как нападение на мусульманскую коллективную идентичность, и реакция была предсказуемой.

К слову сказать, израильский геноцид палестинцев - это еще одна проблема, но с такой же динамикой.

Симбиотическая связь между воюющими экстремистскими группами обеспечивает необычайно мощную работу этого водоворота. Насилие террористов, осуществляемое на Западе, обеспечивает подпитку для антимусульманских экстремистов, а растущее насилие в отношении мусульман только усиливает ИГИЛ. Это упрощает вербовку приверженцев экстремизма, и приводит к окончательной мобилизации тех, кто стоял уже на полпути к террористической идеологии.

Когда кто-то подвергается нападению из-за его религиозного, расового, или национального самосознания, то он будет подвергать сомнению свое место в обществе и давать соответствующий ответ. Годы исследования убедительно показывают, что экстремистские группировки особенно привлекательны для людей, которые чувствуют себя не уверенными в жизни и своей ролью в обществе.

Дестабилизация и неожиданная природа террористического насилия способствуют чувствам неуверенности, когда бандитская идеология становится привлекательней для все большего количества людей.

Если джихадистский экстремизм - зрелое террористическое движение, полностью основанное на насилии, имеющее определенный центр и руководство, то антимусульманский экстремизм более молодой и разобщенный.

Он представлен различными группами и движениями, многие из которых включены в господствующую политику, в то время как другие обитают на периферии, однако все они укрепляются.

Пока немного основных антимусульманских движений до настоящего времени открыто заявили о применении насилия, но ситуация меняется. Поэтому движение против приверженцев ислама наберет силу и увеличиваются.

Одинаковые автомобильные наезды на Лондонском мосту и в парке Финсбери, совершенные почти через две недели, иллюстрируют широкий социальный резонанс.

Если разрозненные антимусульманские движения соединятся вокруг последовательной идеологии, они укрепятся, станут еще более ядовитыми и опасными. Они примут те же методы и способы борьбы, что и ИГИЛ, развязывая такую же кровавую трагедию, только уже против мусульман.

Появляющийся новый образец взаимного и возрастающего насилия - серьезная угроза свободному обществу, даже более, чем угроза, представленная одним только ИГИЛ.

Если не найти способ сломать цикл насилия, он расширится, питаясь страхом и неопределенностью, которую сам и создает, раскручивая спираль разрушения и нестабильности.

 

Балканы вновь становятся приоритетным полем битвы США за мировое господство...

Следующая

Стремительное развитие событий в Сирии меняет военную и политическую конфигурацию...

Предыдущая

1 комментарий

  1. Иванович 2 июля 2017 в 14:51

    Мне кажется, что автор немного перебирает. С террористами можно бороться разными способами, но силовой один из главных!


Оставить комментарий