ВХОД

Забыли пароль?
 

Пирамида власти без прикрас

Аналитика Tugar 11.01.2015 0 1 095

Заговор, как тайное соглашение нескольких лиц о совместных действиях против кого или чего либо для достижения каких либо целей — повседневное и вполне тривиальное явление в человеческом общежитии.

Семья, компания, корпорация, в которой не складываются те или иные заговоры — скорее исключение, чем правило, а говорить о не вовлечённых в заговоры политиках или спецслужбах было бы совсем странно: чем же они в таком случае заняты? Неужто бездельничают за счёт налогоплательщиков?

Если не считать ФРС, то за титул самой ненавистной для человечества корhttp://journal-neo.org/2016/07/08/the-risky-business-of-being-a-us-ally/порации в мире с переменным успехом борются «Monsanto» и «Halliburton». Это не фигура речи, такие опросы проводятся, и рейтинги публикуются. Каким образом «Vanguard» контролирует «Halliburton», было показано в предыдущей статье. Посмотрим, кто же контролирует «Monsanto».

Если зайти на сайт американского журнала «Современный фермер» http://modernfarmer.com , то в мартовском номере бросится в глаза огромный заголовок: «Почему все ненавидят Monsanto?» с подзаголовком «В последние годы ни одна компания не ассоциировалась со злом в большей степени, чем Monsanto».

Фермеры плохо помнят «Агент Оранж» и прочие подарки от «Monsanto», в изобилии проливавшиеся на головы вьетнамских крестьян. Европа давно отказалась от использования полихлорированных дифенилов «Monsanto», но почти возле каждого европейского города по сей день можно найти строго охраняемый объект хранения отработанного много лет тому назад трансформаторного масла с этими добавками. Вопросы пользы и вреда от использования таких продуктов «Monsanto», как ДДТ или рекомбинированный бычий соматотропин до сих пор вызывают дискуссии.

Однако несмотря на диверсификацию интересов, корпорация постепенно заняла мировую лидирующую позицию в скромной нише генетически модифицированных семян. Кроме модификаций, внесённых в интересах заказчика, таких как адаптация к местным климатическим условиям или стойкость против местных вредителей, «Monsanto» добавляет ещё одну, не заказанную потребителем функцию: полученный от этих семян урожай непригоден для использования в качестве семенного фонда. Это зерно не даст всходов.

Таким образом, каждое фермерское хозяйство ставится перед выбором: разориться, проиграв в конкурентной борьбе использующему генетически модифицированные семена соседу, или платить «Monsanto» пожизненный денежный оброк, передавая это обязательство потомкам.

Принятое нашим правительством решение о трёхлетней отсрочке введения более или менее эффективного контроля над использованием ГМО позволит посадить на эту иглу и Россию. Кто-то ещё озабочен вопросом продовольственной безопасности? Начинайте одомашнивать дикорастущие злаки.

Один из моих знакомых заметил, что в условиях произвольно вводимых санкций эти действия российского правительства приведут к угрозе со стороны правительства США удушить нашу страну костлявой рукой голода. Наивный. При чём здесь правительство США, если «Monsanto» легко может устроить хлебные бунты и в Америке тоже? Угождать властелину хлеба (риса и так далее) теперь придётся всем правительствам.

Разумеется, в бунтах пострадает и «Monsanto». Там об этом знают: индийские фермеры уже бунтовали против них, и будущий властелин хлеба обзавёлся собственными преторианскими когортами — в результате приобретения частной военной компании «Academi». Как выражался Глеб Жеглов, она же «Xe Services», она же «Blackwater».

С коммерческой точки зрения это очень разумное решение, так как подобные структуры не только находятся на самоокупаемости, но и приносят весьма ощутимую прибыль. Например, силы «Academi» на Украине в сочетании с их готовым к немедленному вмешательству контингентом в Венгрии представляют собой наиболее внушительный военный фактор в украинском конфликте.

Современные боевые столкновения не являются войнами, к которым готовили большинство офицеров в училищах и академиях. Речь идёт об асимметричных вооружённых конфликтах низкой интенсивности, и корпоративные ЧВК готовы к ним не в пример лучше, чем армии суверенных государств.

В данном примере принадлежащая корпорации «Monsanto» ЧВК «Academi» представляет собой на Украине не в пример более грозную силу, чем все украинские вооружённые силы, включая МВД и Национальную гвардию, плюс все противостоящие им группировки вместе взятые.

Это и является причиной продолжительности конфликта: корпоративные ЧВК делают и продолжат делать всё от них зависящее, чтобы конфликт, за участие в котором они получают большие деньги, не прекратился никогда. Поэтому у украинской гражданской войны нет военного решения, а только политическое, что судя по тону последнего брифинга С. В. Лаврова, прекрасно понимают в Кремле.

Предвижу множество возражений. Дело в том, что в войне, как в футболе, разбираются все мальчишки. В войне, пожалуй, даже лучше, потому что играть в футбол пробовало больше народа, и некоторые уже поняли, что понимают далеко не всё. При этом в той реальности, которую не видно с дивана, планирование и ведение современной войны — дело гораздо более сложное, чем проектирование и строительство какого-нибудь адронного коллайдера, и хорошие ребята, при всей их мотивации, и даже после множества прочитанных книжек про Роммеля и Спартака мало чем могут помочь специалистам — разве что сбегать за пивом.

Так или иначе, корпорацию «Monsanto» ненавидят миллионы людей во всём мире, и в первую очередь в США — но её хозяев это совершенно не волнует. По простой причине: никто не задумывался о её реальных хозяевах. В качестве владельцев «Monsanto» публикой воспринимаются физические лица: William U. Parfet, владеющий на момент написания этого материала, 26 августа, 284642 акциями компании, Hugh Grant — 253715, Robert T. Fraley — 95212, Brett D. Begemann — 103523, и David F. Snively с 62072 акциями. Впечатляет, все они — очень богатые и влиятельные люди. Итого все физические лица — владельцы корпорации «Monsanto» обладают 799164 акциями.

Однако первой в списке институциональных держателей акций стоит (кто бы мог подумать?) Vanguard Group, Inc. с 31201773 акциями, то есть в 39 с лишним раз больше, чем все ведущие «владельцы» компании в общей сложности.

Посмотрим другой список держателей акций «Monsanto» — фонды взаимных инвестиций. Vanguard Total Stock Market Index Fund — 8118741 акция, Vanguard/Primecap Fund — 6663460, Vanguard Institutional Index Fund — 5226511, Vanguard 500 Index Fund — 517086.

На этом месте появляется, нет, не новый игрок, но новый фигурант: Fidelity Grows Company Fund с 4072871 акцией. Фокус в том, что в фондах взаимных инвестиций Fidelity Investment Services тесно сотрудничает с Vanguard Group.

Идём дальше по списку: Vanguard Specialized-Dividend Appreciation Index Fund — ещё 3641513 акция. Не зарябило в глазах от «Vanguard»? Зато у контролирующих организаций нет никаких вопросов: акции распределены между разными фондами, и все они — разные юридические лица.

В качестве главной фигуры «Monsanto» публика знает г-на Хью Гранта, но не актёра, а вышеупомянутого богача с 253715 акциями корпорации. Он занимает должности президента, председателя правления и главного управляющего директора. Не знаю, как широкой публике, а г-ну Гранту никто не должен объяснять, в чьих руках находятся бразды правления на самом деле.

Штаб-квартиры «Halliburton» расположены в Хьюстоне, штат Техас и в Дубай, ОАЭ.

Номинальные владельцы, физические лица. David John Lesar (президент и главный управляющий директор) —бывший главный управляющий директор «KBR». На обе должности, как в «KBR», так и впоследствии в «Halliburton» назначался Диком Чейни. А также:James S. Brown, Jeffrey A. Miller, Joe D. Rainey, Mark A. McCollum.

Реальный контроль.Важнейший институциональный держатель акций: 1.Vanguard Group, Inc. Важнейшие держатели акций —фонды взаимных инвестиций: 1.Vanguard Total Stock Market Index Fund. 2. Vanguard Institutional Index Fund. 3. Vanguard 500 Index Fund … 6. Vanguard/Wellington Fund … 9. Vanguard Specialized Energy Fund. 10. Vanguard Grows Index Fund.

Примечание. После формального ухода Дика Чейни из «Halliburton» он получает свою долю прибылей через пакет акций «Vanguard». Когда Чейни в связи со своей политической деятельностью был обязан раскрыть некоторые данные о своём состоянии, он доложил о владении акциями в следующих инвестиционных фондах корпорации «Vanguard»: VFIUX, VMLUX, VWSUX, VWIUX, VIPSX и VMSXX. С тех пор он частное лицо, и докладывать не обязан.

Совет: больше информации можно найти не на NASDAQ, а на тех немецких биржах, где котируются соответствующие акции, потому что в Германии правила строже.

Необходимо отметить, что «Vanguard» —крупнейший в мире фонд взаимных инвестиций с примерно двумя триллионами четырьмястами миллиардами долларов инвестиций в одних только США —где этой основанной в бурном 1975 году корпорации давно уже стало тесновато, и она вырвалась на мировой оперативный простор.

Если с Белым домом (Госдепом и т. д.) связывается лоббист, представляющий интересы такой крупной корпорации как, например «Halliburton», то его выслушивают с большим вниманием. Если же дверь открывает, как у нас выражаются, ногой, представитель «Vanguard» —то чиновники вытягиваются по струнке.

Судя по ряду признаков директор ЦРУ Джон Бреннан (не путать с главным управляющим директором «Vanguard» Джоном Бреннаном) работает непосредственно на «Vanguard», и именно поэтому Барак Обама не может его уволить.

При сравнении данных о корпорациях, стоящих за крупнейшими мировыми катаклизмами и дестабилизационными процессами, с пакетом инвестиций «Vanguard» везде наблюдается сходная с приведёнными примерами картина. Ниточка от исполнителя всегда тянется не в стороны, а в центр —Малверн, Пенсильвания. Однако если преступления, совершаемые такими корпорациями, как «Halliburton», «Monsanto» и другими, широко обсуждаются американскими и мировыми СМИ, то священное имя «Vanguard» всуе не упоминается.

Да и незачем его обсуждать.«Vanguard» принадлежит управляемым им фондам, и соответственно —инвесторам в этих фондах. Имя одного из этих инвесторов, далеко не главного, уже названо выше. Однако этот инструмент в силу аккумулированных в нём финансовых средств в сочетании с административным ресурсом обладает колоссальной разрушительной мощью, так как избранная его инвесторами стратегия построена на искусственном стимулировании спроса на определённые товары и услуги как путём уничтожения уже созданных человечеством материальных ценностей, так и ценой жизней множества людей.

Суммарные экономическая мощь и политическое влияние инвесторов «Vanguard» превышают возможности большинства государств мира им противостоять. В результате повсюду в мире льётся кровь —и опасная дестабилизация с нескольких сторон приблизилась к нашим границам. Однако речь идёт всего лишь о горстке, пусть очень богатых, бизнесменов и, по преимуществу отставных, чиновников. Это не мифическое «мировое правительство», и даже не НАТО. Для того, чтобы с ними совладать, достаточно дюжины бойцов оСпН «Заслон» СВР РФ, и нет необходимости в тотальной ликвидации, достаточно демонстрации серьёзности намерений —но для этого необходима политическая воля, которой, естественно, нет.

Нынешняя степень интеграции России в существующий миропорядок, разумеется, не позволяет действовать незамедлительно —поэтому кровь множества людей, даже не подозревающих о существовании корпорации «Vanguard», продолжает литься. Однако в чрезвычайной ситуации положение может измениться.

Представьте себе, что вы — директор или учредитель компании, где в миноритариях засела лавочка, ворочающая триллионами, и не говоря уже об административном ресурсе, обладающая связями в соответствующих заоблачных кругах. И вот они предлагают вам вместе заработать — неужели во вред себе и другим акционерам откажетесь, не опасаясь остаться в меньшинстве?

Не говоря уже об их возможностях поломать карьеру или разорить бизнес. Не только у вас они держат 5-6%, причём у вас осталось несколько промилле акций некогда основанной вами компании — но при этом у них крупнейший (хотя тоже, казалось бы, относительно небольшой) пакет в вашем банке, у ваших поставщиков, у ваших крупнейших клиентов — и везде в этих местах сидят люди, которые будут польщены приглашением на ланч или на партию в гольф.

Если после этого ваш банк ссудит вам хоть копейку, то неприятности, случившиеся с BNP Paribas, покажутся вашим банкирам пикником на лужайке. А уж отдельно взятого директора филиала они просто сотрут в порошок, даже не прибегая к своим связям в спецслужбах и, не дай Бог, к услугам своих ЧВК — он и дворником после этого не устроится. Не говоря уже о «мягкой силе»: в случае конфликта остальные директора всё же предпочтут дружить с ними, а не с вами — просто бизнес, ничего личного».

Каждый успешный бизнес на определённом этапе своего развития приходит к необходимости привлечения средств на публичном рынке — ведь современная гибридная общественно-экономическая формация не терпит якобы присущей капитализму конкуренции, и предпочитает картельные сговоры, а лучше —монополизм. Однако выход на биржу резко меняет структуру собственности, и вместо владения на первое место выходит контроль.

По этой причине мы наблюдаем теперь поразительное явление. Несмотря на то, что рабство довольно широко распространено и поныне, строго пирамидальная корпоративная структура, казалось бы, давно уступила место место более эффективным формам, включающим сложную систему сдержек и противовесов. Со времён отказа человечества от рабовладельческой формации из пирамидально выстроенных крупных корпораций можно наблюдать, пожалуй, разве что Ватикан — да и там кардиналы приобретают всё большее влияние.

Однако специализирующимся на управлении активами корпорациям, и в первую очередь Вангуард (для простоты изложения опускаем их главного партнёра, так как Вангуард владеет солидным пакетом и в Фиделити) удалось у всех на глазах, и при этом тайно, выстроить строго пирамидальную структуру контроля — во всяком случае во всём, что касается управления с целью извлечения прибылей вялотекущими асимметричными вооружёнными конфликтами — наподобие украинского.

Тех, кто пожелает проверить мои утверждения и сделать собственные выводы, отсылаю для начала к двум ресурсам: http://www.sec.gov/Archives/и, конечно,https://de.finance.yahoo.com/—хотя и мне, как большинству читателей, легче быстро читать по-английски, чем по-немецки, немецкое законодательство предусматривает более строгую отчётность игроков фондовых рынков, чем американское.

Тем не менее мне никогда не было интересно слушать или читать о «мировой закулисе», жидо-масонах, иллюминатах и прочих «сионских мудрецах», всемирном правительстве, бильдербергском клубе, Ротшильдах и Рокфеллерах как средоточии мирового зла.

В то же время стойкое неприятие так называемыми серьёзными СМИ всего, что пусть очень отдалённо, напоминает о том или ином заговоре влиятельных людей, само по себе обладает стойкими признаками заговора молчания. Заговор, как тайное соглашение нескольких лиц о совместных действиях против кого или чего либо для достижения каких либо целей —повседневное и вполне тривиальное явление в человеческом общежитии.

Семья, компания, корпорация, в которой не складываются те или иные заговоры —скорее исключение, чем правило, а говорить о не вовлечённых в заговоры политиках или спецслужбах было бы совсем странно: чем же они в таком случае заняты? Неужто бездельничают за счёт налогоплательщиков?

Тот заговор, над раскрытием которого я сейчас работаю, вызван естественным стремлением богатых и влиятельных людей к ещё большим богатству и влиянию. Однако за последние годы они добились в этом столь больших успехов, что с каждым днём все остальные, не относящиеся к этой клике люди, становятся всё беднее и бесправнее, и в высоких окнах уже не смеются, «что этих нищих провели», а раздражаются, если кого-то из них провести не удалось.

Итак, в предыдущих постах этого цикла мы остановились на том, что сильнейшая частная армия мира, превосходящая по своей мощи вооружённые силы подавляющего большинства государств планеты, была приобретена американской транснациональной агрохимической и сельскохозяйственной биотехнологической корпорацией Монсанто.

История этого приобретения увлекательна сама по себе. Каким образом публичной акционерной компании удалось скрытно приобрести подобный актив, и после того, как сведения об этой сделке просочились в прессу, публично их опровергнуть, не вызвав шквал уничтожающей критики —тема, заслуживающая более подробного обсуждения, и посвящу этому отдельный пост.

Мы также обратили внимание, что за спиной таких практически признанных врагами человечества одиозных корпораций, как Монсанто и Халлибуртон, стоят полностью контролирующая их компания по доверительному управлению инвестициями Вангуард Групп и тесно сотрудничающая с ней группа компаний Фиделити, предоставляющая финансовые услуги.

Среди основных вкладчиков этих компаний можно найти очень влиятельных и богатых людей, но в качестве мультипликатора их влияния работают средства простых вкладчиков. В результате люди, стоящие за Вангуард (и Фиделити), ворочают триллионами. Одна лишь Вангуард управляет почти двумя с половиной триллионами долларов, и конечно, речь идёт об очень больших суммах, но неужели их достаточно, чтобы управлять происходящими в мире процессами?

Оказывается, при умелом вложении вполне хватает. Эти управляющие компании обеспечивают своим вкладчикам, чтобы иметь возможность продолжать аккумулировать их средства, достаточно привлекательный уровень рентабельности, однако структура портфеля инвестиций показывает, что главная цель —не дивиденды мелких вкладчиков. В стратегическом плане боссов интересует в первую очередь контроль, отсюда предпочтение акциям категории А, и на то, как это работает, будет указано ниже.

Большинство влияющих на нашу повседневную жизнь корпораций зарегистрированы как публичные акционерные компании, и их ценные бумаги котируются на биржах. Львиная доля таких бумаг —так называемые плавающие акции, приобретаемые в спекулятивных целях для перепродажи в удобный момент, и их держателей не интересует участие в совете директоров.

И даже если пенсионерка из Тимбукту сдуру приобрела или унаследовала небольшое количество акций с правом голосования, она не поедет участвовать в заседании совета директоров, и не потратится на назначение директора, представляющего её интересы —такие усилия никогда не окупятся.

Из фильмов и беллетристики широкая публика наслышана о блокирующих пакетах, пятидесяти одном проценте или пятидесяти процентах плюс одной акции —но весь этот городской фольклор обычно касается относительно небольших компаний, или олигархических экономик.

В давно вышедших на биржу транснациональных корпорациях обладание пакетом в 5% —7% акций, особенно, если все они —категории А, позволяет обращаться с этой ТНК как с собственными домашними тапочками. Ведь несколько процентов акций компании, если все они —категории А, в большинстве случаев представляют собой двузначное количество процентов голосующих акций, тогда как так называемые владельцы таких корпораций обычно не обладают и одним процентом акций, дающих право принятия решений.

Таким образом, умелое вложение полученных в доверительное управление чужих средств может служить мощнейшим мультипликатором влияния управляющих, и у некоторых из тех, кому удалось привлечь под своё управление «считанные триллионы», возникает непреодолимое стремление «порулить миром» —далеко не всегда в интересах большинства своих доверителей.

Поскольку перед вами пост в интернете, немного задержимся на двух хорошо знакомых пользователям корпорациях: крупнейшем производителе бэкдорз —чёрных ходов для АНБ в используемом вами программном обеспечении —корпорации Микрософт, и следящим за всеми уголками земли и за всеми пользователями всемирной паутины, железной рукой манипулирующим результатами вашего поиска в сетиразработчике американских боевых роботов… Вы уже догадались, речь идёт о нашей гордости, корпорации, принадлежащей нашему бывшему соотечественнику Сергею Брину —Гугл.

С неё, пожалуй, и начнём. Заходим на https://de.finance.yahoo.com/q/mh?s=GOOG —поскольку как я уже говорила, немцы внимательнее относятся к контролю за ценными бумагами, котирующимися в том числе и на их биржах.

Сперва ознакомимся со списком владельцев компании, и снова, во избежание разночтений и для облегчения читателям дальнейшего самостоятельного поиска и анализа, приведём их в латинской транскрипции: Eric E. Schmidt —1240463 акции, John L. Doerr —2767 акций, всем нам известный Sergey Brin —75000 акций, David C. Drummond —21332 акции, и Paul S. Otellini —643 акции. Крутые ребята.

Спускаемся чуть ниже к важнейшим институциональным инвесторам, и на первом месте находим находим State Street Corporation с 22757690 акциями, составляющими целых 6,73% компании Гугл. Так вот кто настоящий хозяин?! Ничего подобного. На втором месте некая аббревиатура FMR LLC с 20368861акций и 6,02%. Ничего загадочного, это Fidelity Management and Research.

На третьем —Vanguard Group, Inc. с 14624137 акциями и 4,32%. На этом этапе подсчёта суммарная доля Вангуард и Фиделити уже составляет 10,34%. Извините, дорогие владельцы все вместе взятые, и решившая поиграть с большими мальчиками, сама по себе не маленькая Стейт Стил: ваши уже не пляшут.

Однако идём дальше: среди важнейших инвестиционных фондов —акционеров Гугл —на первом месте Fidelity Contrafund Inc. с 6925967 акциями или 2,05%, на четвёртом —Fidelity Growth Company Fund (1809678, 0,54%), на шестом —Vanguard/Primecap Fund (1417843, 0,42%).

Итого суммарная доля Вангуард и Фиделити в корпорации Гугл на 28 августа составляет 45146486 (сорок пять миллионов сто сорок шесть тысяч четыреста восемьдесят шесть акций), тогда как всему миру известно, кто является владельцем Гугл —конечно же, Сергей Брин! У него семьдесят пять тысяч акций.

Кстати, в отличие от Вангуард и Фиделити, держащих акции с правом голоса, Брина интересует прибыль, а не контроль, поэтому все принадлежащие ему акции относятся к категории Б. В поданной согласно разделу 14 (А) Закона от 1934 года «О ценных бумагах и биржах» декларации, подписанной Эриком Шмидтом, Сергеем Брином и Ларри Пейджем указано количество акций категории А, которыми владеет Сергей Брин —0. Цифры достаточно, или расшифровать словами? Соответствующие документы и много других любопытных вещей можно найти, если не полениться разбирать мелкий шрифт, в архивах по уже указанному адресуhttp://www.sec.gov/Archives/.

Правда, Брин в качестве директора голосует по доверенности не принадлежащими ему акциями, но сведений об их владельцах я пока не нашла, и не исключено, что среди них окажется тот же Вангуард. Но доверенность —дело такое: сегодня доверяют, а завтра, глядишь, и вышел из доверия…

Пора, пожалуй, перейти к мелкомягким —с ними наблюдается любопытная аномалия. Или закономерность? Дело в том, что есть такое малоизвестное у нас, но уважаемое во всём мире международное движение, координирующее деятельность крестьянских организаций, малых и средних сельхозпроизводителей, работников сельского хозяйства, сельских женщин и коренных общин из Азии, Африки, Америки и Европы —под названием Via Campesina. Они сообщили о приобретении полумиллиона акций Монсанто фондом Билла и Мелинды Гейтс.

По мнению крестьянских активистов этим шагом Билл Гейтс сбросил со своего фонда маску «благотворительности». Они называют это заключением брака между двумя самыми жестокими монополиями в истории индустриализма: Билл Гейтс контролирует более 90% рынка персональной обработки данных, тогда как Монсанто —около 90%мирового рынка трансгенных семян.

Ни в каких других секторах промышленности не существует таких огромных монополий, само существование которых опровергает хвалёный принцип капитализма —«рыночной конкуренции». Как Гейтс, так и Монсанто очень агрессивны в отстаивании своего монопольного положения, достигнутого бесчестным путём. Для этого они нуждаются в не менее агрессивной вооружённой команде, то есть собственной армии, и в одном из следующих материалов я расскажу, как им удалось сделать это почти незаметно.

Подобно Монсанто, Гейтс также занимается уничтожением сельского хозяйства во всем мире, в основном через «Альянс за зелёную революцию в Африке» (АГРА). Альянс служит троянским конём, обеспечивающим лишение бедных африканских фермеров их традиционных семян, заменяя их сперва на семена Монсанто, а затем на их же генетически модифицированные семена. С целью разработки и осуществления этой программы Фонд Билла и Мелинды Гейтс ещё 2006 году нанял директора Монсанто Роберта Хорша. Теперь, унюхав большие барыши, Гейтс устремился непосредственно к источнику.

Не нарушил ли Билл конвенцию, преступив через важнейшее правило конспирации: запрет горизонтальных связей? Или Микрософт не находится в этой структуре на одном уровне с Монсанто, а служит одной из прокладок между этими отравителями ивладельцами частной армии —и Центром, то есть корпорацией Вангуард? Посмотрим, кто контролирует Микрософт. Для этого снова зайдём к занудным немцам, на этот раз на https://de.finance.yahoo.com/q/mh?s=MSFT .

Cписок прямых владельцев, физических лиц, по состоянию на 28 авнуста: Steven A. Ballmer c 333254734 акциями, William H. Gates III —c 297992934, Mason G. Morfit —827 акций, Brian Kevin Turner —1295454, и Steven J. Sinofsky с 1176195 акциями.

Список важнейших институциональных инвесторов открывает Vanguard Group, Inc. с 386749214 акциями, и на четвёртом месте здесь FMR, LLC с 272942627. На первом месте в списке важнейших фондов Vanguard Total Stock Market Index Fund с 115585047 акциями, а ниже присутствуют Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund —75214603 и Vanguard 500 Index Fund —74414992.

Уф, отлегло. Не запорол Билл в косяк с Монсанто, всё по понятиям: магия цифр показывает, что он —полноправный член банды. Во всяком случае, внутри своей лавочки он стоит чуть ли не на равных с Вангуард и Фиделити.

Банки контролируют всё — а кто командует банками?

Возможно, в ход моих рассуждений вкралась ошибка? Не может ведь Вангуард, даже при помощи Фиделити, контролировать всё и вся. Да, они управляют триллионами долларов вкладчиков, но ведь в крупнейших банках тоже не дураки сидят, у них аккумулированы триллионные активы, и при желании они могли бы избрать ту же стратегию. Не конкурируют ли банки с управляющими компаниями, и нельзя ли сыграть на противоречиях? Оказалось, нельзя.

Быстренько просмотрела структуру контроля над четырьмя крупнейшими банками США из первой пятёрки. Почему не удосужилась проверить всю пятёрку? Дело в том, что если активы или хотя бы комбинированные активы и депозиты всех банков первой четвёрки достигают порядка не менее двух триллионов долларов в каждом случае, то нечаянно затесавшийся в первую пятёрку «банчишко» —Bank of New York Mellon —располагает всего лишь какими-то жалкими тремя с половиной сотнями миллиардов, и соответственно, не в состоянии оказать существенное влияние на расклад мировых сил.

Поэтому важно узнать, кто контролирует по-настоящему крупнейшие банки, и начнём с США. На первом месте —JP Morgan Chase с 2,39 триллиона долларов активов. Его крупнейший институциональный инвестор —Vanguard Group, Inc. собственной, так сказать, персоной. В первой десятке инвесторов — инвестиционных фондов — находим Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund и Vanguard 500 Index Fund. Всё в порядке, всё под контролем.

На втором месте — Bank of America c активами 2,17 триллиона. Крупнейший институциональный инвестор —Vanguard Group, Inc. В первой десятке инвесторов — инвестиционных фондов — Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund, Vanguard 500 Index Fund и Vanguard/Windsor II.

Третье место — Citigroup. Активы: 1,88 триллиона. Крупнейший институциональный инвестор —Vanguard Group, Inc. В первой десятке инвесторов — инвестиционных фондов — Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard/Windsor II, Vanguard/Wellington Fund, Inc. и Fidelity Contrafund, Inc.

И, наконец, любимец Уоррена Баффета Wells Fargo. Активы: 1,44 триллиона, депозиты: 1,01 триллиона. В списке крупнейших институциональных инвесторов Vanguard Group, Inc. находится всего лишь на втором месте, но это компенсируется первой десяткой инвесторов — инвестиционных фондов: Vanguard Total Stock Market Index Fund, Fidelity Contrafund, Inc., Vanguard Institutional Index Fund, Vanguard 500 Index Fund и Vanguard/Wellington Fund, Inc.

Если экономисты просмотрят с этой точки зрения списки тех мировых банков, которые не испытывают политического давления и других загадочных проблем, то их глазам откроется очень любопытная картина. Пока мы можем лишь констатировать, например, что в банковском деле отсутствует якобы присущая капиталистической системе конкурентная борьба — так как банковская система контролируется из единого центра.

Кроме того, средства вкладчиков, аккумулированные в банковской системе, служат ещё одним мультипликатором усилий тех, кто эту систему контролирует, направленных на установление контроля над самими этими вкладчиками.

Факты по лихорадке Эбола

Передающийся бесконтактным путём модифицированный штамм заирского эболавируса был разработан в секретной лаборатории ЦРУ в Гвинее специалистами американской биотехнологической компании «Gilead Sciences».

До той же лаборатории прослеживается начало вспышки заболевания, разросшейся в эпидемию, охватившую несколько стран.

Показательно, что лаборатория контролируется Центральным разведывательным управлением США, а не Министерством обороны или одним из институтов общественного здравоохранения.

Основным приобретателем выгоды в результате эпидемии может стать другая компания, но о схеме —ниже, и пока тоже вкратце.

Краткая справка

Номинальные владельцы, физические лица. Dr. John C. Martin (президент, главный управляющий директор). А также: Norbert W. Bischofberger, John F. Milligan, Etienne Davignon, James M. Denny. С русской транскрипцией не заморачиваюсь, чтобы избежать искажений.

Реальный контроль. Среди важнейших институциональных держателей акций: 3.Vanguard Group, Inc. Важнейшие держатели акций —фонды взаимных инвестиций: 3.Vanguard Total Stock Market Index Fund … 9. Vanguard Institutional Index Fund.10. Vanguard 500 Index Fund.

Примечание. О «Vanguard Group» —ниже, но фирма с таким «миноритарием» в совете директоров выполняет все его рекомендации — или идёт по миру. Однако структура инвестиций «Vanguard» в «Gilead Sciences» скорее позволяет оказывать влияние на принятие решений, нежели стричь купоны с результатов.

Штаб-квартира компании расположена в городке Фостер Сити, штат Калифорния, исполнительный директор — доктор Джон Мартин, общее количество занятых порядка четырёх тысяч человек, годовой оборот порядка 11 миллиардов долларов. Основной род деятельности — производство противовирусных препаратов для лечения пациентов, инфицированных ВИЧ, гепатитом, а также против гриппа.

В общем, фирма вполне серьёзная и далеко не бедная, но на руководящего миром монстра никак не тянет. Несколько производимых компанией брендов получили широкую известность, однако нельзя сказать, что имя д-ра Джона Мартина или название «Gilead Sciences» у всех на слуху.

В новостях мы привыкли слышать о баснословных барышах торговцев наркотиками, контрабандистов оружия и прочих криминальных элементов. Приведём лишь один из многих пример из жизни учёных фармацевтов, благородно посвятивших жизнь исцелению наших недугов.

В вышедшем ранее в текущем месяце материале ресурс «Forbes» сетует, что производимый «Gilead Sciences» препарат «Sovaldis» против гепатита С обходится дороговато для жителей бедных странhttp://www.forbes.com/sites/johnlamattina/2014/08/08/even-at-900-per-cur…

В самих США 12-недельный курс обходится в 84 000 долларов, порядка тысячи долларов за таблетку. Всевозможные всемирные организации сейчас пытаются уговорить «Gilead Sciences» сделать им скидки на закупаемые ими курсы лечения для жителей бедных стран.

Мне удалось выяснить, почём обходится этот препарат самой «Gilead Sciences». Они укладываются в сотню долларов. Нет, не за таблетку. За весь курс.

К. Маркс писал: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Сколько процентов прибыли даёт цена продажи 84 000 долларов при себестоимости в 100 долларов? Неважно — я ведь не знаю, насколько верна эта теория Маркса в нынешней ситуации, возможно, необходимо ввести поправочный коэффициент?

Да, а утечка (несомненно случайная?) вируса Эбола произошла именно у них. И что им в Калифорнии не сиделось?

11-01-2015, 15:01

Ждём Вас на нашем канале Политика и экономика Politus, где публикуются дополнительные статьи, не размещенные на этом сайте

 

Бездолларовая торговля убивает нефтедоллар

Предыдущая

0 комментариев

Оставить комментарий